БарГУ.by » Учебные материалы » КСРы » Гражданское право » Авторское право и смежные права: понятие, субъекты и объекты

Авторское право и смежные права: понятие, субъекты и объекты

1. Понятие авторского договора.
2. Классификация авторских договоров.
3. Содержание авторского договора.
4. Ответственность сторон по авторскому договору.
5. Прекращение авторского договора.
6. Понятие смежных прав.
7. Исполнительские права.
8. Права производителя фонограммы.
9. Права организаций эфирного и кабельного вещания.
10.Защита авторских и смежных прав.

 

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера


1. В советской науке авторского права предпринималось множество попыток выработать научное определение авторского договора. Так, например, Н. Л. Клык определяла авторский договор как соглашение автора и организации-пользователя по поводу создания и использования произведений науки, литературы и искусства; свои определения предлагали Э. П. Гаврилов, В. А. Дозорцев, С. А. Чернышева и другие исследователи. Однако эти попытки, по мнению А. П. Сергеева, особого успеха не имели, что во многом было обусловлено отсутствием в советском законодательстве единого понятия авторского договора и указанием в законе на несколько его видов. Так, например, ст. 498 ГК БССР 1964 г. предусматривала, что авторские договоры могут быть двух типов: авторский договор о передаче произведения для использования и авторский лицензионный договор; авторский договор о передаче произведения для использования, в свою очередь, подразделялся на разновидности, предопределенные способами использования произведения (издательский, постановочный, сценарный и др.).
В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. авторский договор был определен как договор, по которому автор обязан создать в соответствии с договором и передать заказанное произведение для использования, а пользователь обязан использовать или начать использование произведения предусмотренным договором способом и в определенный срок и уплатить автору определенное договором вознаграждение.
Новое авторское законодательство, действующее в постсоветских государствах, вообще не содержит определения авторского договора, ограничиваясь закреплением его существенных условий. Поэтому наиболее распространенным определением является предложенное А. П. Сергеевым: «по авторскому договору автор передает или обязуется передать приобретателю свои права на использование произведения в пределах и на условиях, согласованных сторонами». Однако не менее интересным и, как представляется, в большей степени раскрывающим суть авторского договора является определение, предложенное Р. Хаметовым: «авторский договор — это соглашение двух или более лиц об установлении, изменении или прекращении прав и обязанностей в отношении имущественных прав на объекты, охраняемые авторским правом».
Принятие Закона Республики Беларусь от 16 мая 1996 г. «Об авторском праве и смежных правах» означало внесение радикальных изменений во всю систему авторского права Беларуси и, в том числе, существенное изменение правового регулирования авторских договоров. Статья 24 Закона «Об авторском праве и смежных правах 1996 г. устанавливала, что имущественные авторские права могут передаваться только по авторскому договору. При этом Закон использовал единое понятие авторского договора как средства передачи имущественных авторских прав между любыми субъектами.
Подобный подход характерен для большинства постсоветских государств. Подчеркивая эту универсальность авторского договора, российский исследователь И. А. Зенин предложил определить авторский договор как соглашение между автором произведения науки, литературы и искусства либо иным обладателем имущественных авторских прав, с одной стороны, и пользователем произведения, с другой стороны, по которому автор либо иной правообладатель обязуется передать пользователю за вознаграждение право использования произведения обусловленным способом и в установленный срок, а пользователь обязуется использовать произведение в соответствии с предоставленным ему правом и уплатить вознаграждение.
Действующая редакция Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» подобной нормы уже не содержит. Статья 25 Закона устанавливает, что имущественные права автора могут быть уступлены полностью или в части и могут быть переданы для использования по авторскому договору. Таким образом, Закон называет два возможных варианта распоряжения имущественными авторскими правами: 1) уступку, которая означает бессрочную и безвозвратную передачу (отчуждение) права другому лицу; и 2) передачу по авторскому договору. Данное противопоставление уступки имущественных авторских прав и их передачи по авторскому договору позволяет определить назначение авторского договора как соглашения о передаче определенных прав по использованию произведения на определенный срок.
Следует обратить внимание на то, что законодатель говорит не об имущественных авторских правах, а об имущественных правах автора, т. е. правах, принадлежащих непосредственно автору. Иными словами, белорусский законодатель исходит из узкого понимания авторского договора как договора, заключаемого с автором произведения. Если договор о передаче имущественных авторских прав заключается не автором, а иным обладателем авторских прав (наследниками автора; иными лицами, которым в силу закона принадлежат имущественные авторские права; лицами, которым автор уступил свои имущественные права), то к такому договору правила об авторском договоре уже не применяются.

2. До сих пор в теории авторского права остается спорным вопрос о классификации авторских договоров. Долгое время критерием такой классификации признавался вид используемого произведения. В ранее действовавшем законодательстве на основе данного критерия выделялись отдельные виды авторских договоров — издательские, постановочные, сценарные, договоры художественного заказа, договоры об использовании в промышленности неопубликованных произведений декоративно-прикладного искусства, договор о депонировании рукописи и т. п.; при этом данные виды договоров были перечислены в ст. 499 ГК РБ 1964 г., а классификация авторских в зависимости от вида используемого произведения было подкреплено утверждением соответствующих Типовых авторских договоров.
Наиболее распространенным видом авторского договора является издательский договор, в рамках которого осуществляется издание и распространение произведений. Однако вряд ли можно согласиться с мнением А. П. Сергеева о том, что издательский договор может заключаться только по поводу произведений, которые могут быть зафиксированы на бумаге, поскольку именно в форме издательских заключаются договоры о выпуске в свет музыкальных записей, аудиовизуальных произведений, компьютерных программ и т. п. Издательский договор носит универсальный характер и охватывает все случаи изготовления и распространения экземпляров любых видов произведений, которые могут тиражироваться.
Постановочный договор в науке авторского права был определен как договор, по которому автор обязуется передать или создать и передать зрелищному предприятию свое драматическое, музыкально-драматическое, музыкальное и т. п. произведение, а зрелищное предприятие обязуется осуществить в определенный срок постановку и публичное исполнение этого произведения и уплатить автору установленное вознаграждение. Таким образом, критерием выделения постановочного договора в самостоятельный вид являлось то, что на его основании осуществлялось публичное исполнение произведений.
Сценарный договор близок к постановочному договору, из рамок которого он постепенно выделился в самостоятельный вид. Е.Н. Городецкий предлагал относить сценарный договор к издательским договорам; В. И. Серебровский признавал его самостоятельным видом, но отмечал в нем черты постановочного и издательского; Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшид уже называли его самостоятельным видом авторского договора, этого же мнения придерживалась С. А. Чернышева и другие ученые.
Сценарный договор определяли как соглашение, в силу которого автор передает или обязуется создать и передать кино-, теле- или радио организации сценарий фильма или передачи, а организация обязуется выплатить автору обусловленное договором вознаграждение. Как видно из определения, объектом, используемым на основании этого договора, является сценарий.
Договор художественного заказа был призван опосредовать отношения, связанные с созданием произведений изобразительного искусства в целях их публичной демонстрации. В литературе договор художественного заказа определяли как соглашение, по которому автор обязуется создать и передать заказчику (организации или гражданину) в установленный договором срок произведение изобразительного искусства, а заказчик обязуется выплатить автору обусловленное сторонами вознаграждение. Однако в советском авторском праве не было единого мнения относительно правовой природы этого договора. Е. Л. Вакман и И.А. Гринголъц отмечали, что уже своим названием он порождает неопределенность: не ясно, какие же отношения возникают между автором и организацией после принятия созданного по заказу произведения. Развивая эту мысль, В. А. Дозорцев отмечал, что поскольку Типовой договор художественного заказа не содержит условий о публичном выставлении произведения, он скорее относится к подрядным, чем к авторским. Разделяя мнение В. А. Дозорцева, Н. Л. Клык указывала на существующее в рамках договора художественного заказа пересечение правомочий собственника и автора, и отмечала необходимость изменения Типового договора художественного заказа.
В законодательстве об авторском праве, действующем в ряде постсоветских государств, договор художественного заказа трансформировался в авторский договор заказа. При этом многие исследователи определяют его как смешанный договор, включающий элементы договора подряда и авторского договора, в связи с чем он рассматривается отдельно от собственно авторского договора. Действующее законодательство Республики Беларусь не упоминает авторский договор заказа. В то же время ст. 986 ГК называет суждениям о природе исключительного права и выделении в нем двух составляющих, то «авторский договор о передаче исключительных имущественных прав» предполагает переход к контрагенту автора исключительного права не только с позитивной, но и с негативной составляющими.
Авторский договор о передаче неисключительных прав разрешает пользователю использование произведения наравне с обладателем исключительных прав, передавшим такие права, и (или) другими лицами, получившими разрешение на использование этого произведения таким способом. Тем самым, договор о передаче неисключительных прав по одному и тому же предмету может быть заключен одновременно не только с одним, а с множеством пользователей. Заключение «авторского договора о передаче неисключительных имущественных прав» не дает пользователю права запрещать использование произведения третьим лицам; он получает исключительное право в ограниченном виде — только его позитивную составляющую.
Вопрос о разграничении двух форм передачи авторских прав по договору практически не исследован в науке, а существующие работы позволяют говорить о различиях в понимании правовой природы отношений по передаче исключительных авторских прав. Так, О. А. Степанова полагает, что различия наблюдаются не в предмете двух видов авторского договора, а в том, на каких условиях передаются исключительные права, каков порядок их последующего использования.
Другой исследователь — В. О. Калятин, называет авторский договор авторским лицензионным и выделяет три его вида: 1) неисключительную лицензию, при которой автор сохраняет за собой как возможность самостоятельного использования произведения, так и возможность выдачи аналогичных лицензий, 2) исключительную лицензию, при которой автор лишается возможности выдавать аналогичные лицензии и 3) полную лицензию, при которой автор лишается права осуществлять определенный вид использования произведения.
Более приемлемой представляется позиция Э. П. Гаврилова, который полагает, что предметом авторского договора может быть либо исключительное авторское право, либо неисключительное авторское право. Поскольку исключительное право дает возможность защищать его против любых третьих лиц — оно абсолютное, неисключительное авторское право дает возможность предъявления претензий только к договорному партнеру, поэтому оно относительное (обязательственное право). Использованная Э. П. Гавриловым терминология требует критического отношения. В то же время можно вполне согласиться с этим исследователем в том, что отличие двух типов авторского договора состоит не в особенностях договорных обязательств автора и пользователя, а в характеристике передаваемого права. И в первом, и во втором случае пользователь приобретает право осуществлять позитивные действия (использовать произведение), однако в случае заключения договора о передаче исключительного права пользователь вместе с позитивной составляющей исключительного права получает и негативную составляющую в виде действующего в отношении всех третьих лиц права запрета, т. е. получает, если следовать терминологии Гражданского кодекса, исключительное право «полностью».
Вопрос о том, какого вида авторский договор (о передаче исключительных или неисключительных прав) заключен в данном конкретном случае, должен решаться не только исходя из названия договора, но и из его содержания. Не менее важным является определение вида авторского договора, особенно в тех случаях, когда это невозможно определить из условий самого договора. Поскольку Закон не дает по этому поводу никаких указаний, вполне правомерным будет в данном вопросе применить норму п. 2 ст. 985 ГК о том, что если в договоре не указано иное, лицензия предполагается неисключительной. Как мы уже отмечали ранее, правила о лицензионном договоре применяются субсидиарно к отношениям сторон по авторскому договору. Применительно к авторским договорам это будет означать, что в том случае, если авторский договор прямо не определен как договор о передаче исключительного права, предполагается, что между сторонами заключен «авторский договор о передаче неисключительных имущественных прав». К слову, подобная норма существовала в первоначальной редакции закона, однако по каким-то соображениям ее не включили в действующую редакцию Закона «Об авторском праве и смежных правах», несмотря на очевидную необходимость, признаваемую многими учеными.
К сожалению, Закон и в действующей редакции не решает однозначно вопрос о возможном соотношении заключаемых по одному и тому же основанию договоров о передаче исключительных и неисключительных прав. Авторы научных исследований, посвященных авторскому договору, также обходят этот вопрос стороной несмотря на его несомненную практическую значимость.
Если исходить из анализа действующего Закона «Об авторском праве и смежных правах, то можно говорить о том, что договор о передаче исключительного права может быть заключен только в том случае, если передаваемое на его основании право ранее не было передано на совпадающие территорию и период времени третьему лицу, в том числе и на неисключительной основе. Данный вывод следует из самого законодательного определения договора о передаче исключительных прав, в соответствии с которым пользователь по договору становится единственным лицом, управомоченным использовать произведение определенным в нем способом. Договор о передаче исключительного права на использование произведения, если ранее эти же права были предоставлены другому лицу даже на неисключителъной основе, будет юридически ничтожным, поскольку из двух конкурирующих сделок, очевидно, должна иметь силу заключенная ранее.

3. Авторский договор является консенсуальным, взаимным, ВОЗМЕЗДНЫМ. Рассмотрим основные его элементы, к каковым в теории гражданского права традиционно относят предмет, субъектный состав, форму и содержание.
3.1. Предмет договора
В теории авторского права предметом авторского договора традиционно считалось произведение науки, литературы и искусства, по поводу создания и использования которого стороны вступают в договорные отношения. Возможные вариации, такие как предложенное Н. Л. Клык определение предмета авторского договора в виде объекта авторского права, обладающего признаком общественной полезности, не меняли общей картины. Высказанное В. И. Корецким мнение считать предметом авторского договора не само произведение, а его использование, не нашло поддержки в литературе.
Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» 1996 г., говоря о предмете авторского договора, назвал в качестве такового права по использованию произведения. В новой редакции Закона исключительное авторское право прямо не называется в качестве предмета договора, хотя законодатель указывает, что авторский договор заключается по поводу передачи имущественных авторских прав. Именно следуя логике законодателя, многие современные юристы называют предметом авторского договора имущественные авторские права. Впрочем, существуют и другие мнения. Анализируя нормы нового законодательства, С. А. Чернышева считает неоправданным смещение акцентов с результатов труда автора на его права.
Мне же представляется, что ни одна, ни другая точка зрения не является абсолютно правильной. Как в свое время справедливо заметил М. В. Гордон, не может существовать авторских прав, не связанных с определенным объектом. Предмет авторского договора не исчерпывается только исключительным авторским правом; поскольку исключительное авторское право не существует само по себе, безотносительно к произведению, то предмет авторского договора можно определить как предоставление исключительного авторского права или определенной сторонами его части в отношении конкретного произведения автора.
В Законе Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» 1996 г. была предусмотрена норма о том, что предметом авторского договора не могут быть права на использование произведения, неизвестные на момент заключения договора. Несмотря на определенную двусмысленность (норму Закона можно было толковать и как запрет на передачу по договору права на использование произведения еще неизвестными способами), чаще всего она истолковывалась как законодательный запрет на передачу права использования будущих произведений, как один из способов обеспечить интересы автора, оградив его от передачи прав на заранее установленных условиях в отношении произведения, художественная и коммерческая ценность которого в результате создания может оказаться значительно выше предполагаемой до этого. К слову, законы ряда европейских государств содержат подобную норму. Например, § 41(4) Закона об авторском праве и смежных правах ФРГ устанавливает недействительность предоставления прав использования произведения еще неизвестными способами, а ст. Ь-131-1 французского Кодекса интеллектуальной собственности 1992 г. признает полную уступку прав на еще не созданное произведение недействительной, в то же время, допуская такую форму взаимоотношений автора и издателя как преимущественное право последнего на издание будущих произведений автора, созданных в определенном жанре. Пункт 5 ст. 31 Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» устанавливает, что предметом авторского договора не могут быть права на использование произведений, которые автор может создать в будущем.
Безусловно, подход к определению предмета авторского договора в Законе «Об авторском праве и смежных правах» значительно отличается от существовавшего в советском авторском права. Обязательства автора по созданию произведения, которые по своей природе скорее относятся к отношениям подряда, выведены за рамки предмета собственно авторского договора, который ограничен предоставлением права использования произведения.
3.2. Субъекты договора
Сторонами авторского договора традиционно признавались автор или его правопреемник и организация, использующая произведение автора. Однако Закон «Об авторском праве и смежных правах» 1996 г. внес определенные изменения в субъектный состав авторского договора. Закон не устанавливал, что авторский договор может быть заключен только между автором и пользователем. Норма п. 1 ст. 24 Закона о том, что имущественные авторские права могут передаваться по авторскому договору, давала основание говорить о том, что к договорам о последующей передаче прав от одного пользователя другому должны применяться все положения Закона, относящиеся к авторскому договору.
Как мы уже отмечали, действующая редакция Закона рассматривает в качестве субъектов авторского договора только автора произведения, с одной стороны, и пользователя, с другой.
Авторское право переходит по наследству, поэтому стороной авторского договора традиционно могли выступать наследники автора. Однако буквальное толкование норм действующего Закона «Об авторском праве и смежных правах» позволяет говорить о том, что субъектом авторского договора может быть только автор произведения. Наследнику принадлежат имущественные авторские права, однако они уже не являются правами автора. Неразумность подобного подхода, по крайней мере применительно к наследникам автора, очевидна. Когда договор об использовании произведения заключает сам автор произведения, это должен быть авторский договор. Когда договор об аналогичном использовании того же произведения будет заключать наследник автора, этот договор должен быть уже не авторским, а лицензионным. При этом если существенным условием авторского договора является определение размера авторского вознаграждения, то лицензионный договор только предполагается возмездным. В результате однотипные гражданские правоотношения оформляются различными договорами. Для устранения существующего двоякого правового регулирования Закон «Об авторском праве и смежных правах» необходимо дополнить нормой о том, что авторский договор может заключаться не только автором, но и его наследниками.
Определенные особенности имеет заключение авторского договора об использовании составных и производных произведений. Авторам составных произведений (сборников, антологий, баз данных и т. п.) принадлежит авторское право на осуществленный ими подбор и расположение материала, представляющие результат творческого труда; переводчикам и авторам других производных произведений (обработок, аннотаций, обзоров, аранжировок, инсценировок и т. п.) принадлежит авторское право на осуществленный ими перевод или переработку. Однако и составитель, и автор производного произведения пользуются авторским правом только при соблюдении прав соответственно авторов каждого из произведений, включенных в составное произведение и прав автора произведения, подвергшегося переводу или переработке. Зависимый характер прав авторов составных и производных произведений означает, что заключаемый ими авторский договор может иметь юридическую силу только при условии заключения договоров с авторами охраняемых авторским правом оригинальных произведений, положенных в основу их произведений. На практике обязательства по получению согласия авторов оригинальных произведений чаще всего принимает на себя пользователь. Однако в любом случае отсутствие у пользователя договоров с авторами охраняемых оригинальных произведений означает ничтожность договоров, заключенных с составителями и авторами производных произведений. Другой стороной авторского договора выступает пользователь-организация либо гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Формально-логическое толкование норм действующего законодательства не дает оснований отрицать возможность заключения авторского договора между гражданами, однако на практике подавляющее число авторских договоров заключается все-таки в связи с предполагаемым коммерческим использованием произведения. Если в качестве пользователя выступает юридическое лицо, то существенным представляется вопрос о его правоспособности. В соответствии со ст. 45 ГК юридическое лицо обладает специальной правоспособностью и вправе совершать сделки, в том числе заключать авторские договоры, только в соответствии с установленными целями его деятельности. В случае если заключение авторского договора выходит за пределы специальной правоспособности юридического лица, договор может быть признан судом недействительным в соответствии со ст. 174 ГК. В этой связи категорически невозможно согласиться с утверждением В. О. Калятина о том, что правоспособность пользователя не имеет юридического значения, поскольку исключительное авторское право является объектом, не ограниченным в гражданском обороте. Более предпочтительным представляется мнение С. А. Чернышевой о том, что предполагаемый способ использования произведения должен входить в специальную правоспособность организации-пользователя.

3.3. Форма договора
Для авторского договора законодатель, как и ранее, устанавливает обязательную письменную форму. Исключение в виде допускаемой устной формы предусмотрено только в отношении договоров об использовании произведения в периодической печати (ст. 27). Понятие периодической печати можно определить исходя из норм Закона Республики Беларусь от 13 января 1995 г. «О печати и других средствах массовой информации» — таковыми являются газеты, журналы и иные издания, имеющие постоянное название, порядковый номер и выходящие в свет не реже одного раза в год.
Подобное исключение, по справедливому замечанию В. Л. Черткова, обусловлено только одним доводом — необходимостью оперативности публикации. Впрочем, этот же исследователь указывает на существенные недостатки устной формы авторского договора, при которой обе стороны практически не имеют гарантий его надлежащего исполнения, как у авторов (недостаточно определенны сам факт и время опубликования, размер авторского вознаграждения и т. п.), так и у периодического издания (нет гарантий того, что автор не передаст произведение другой организации, не потребует внесения изменений или вообще не запретит публикацию), в связи с чем В. Л. Чертков предложил ввести в практику упрощенные формы авторского договора (формуляры).
Развитие современных технологий приводит к тому, что устная форма авторского договора становится крайне востребованной и в других сферах использования произведений. В первую очередь это касается Интернет-изданий, которые постепенно приходят на смену традиционным печатным средствам массовой информации. Использование произведений в сетевых средствах массовой информации имеет ту же специфику, что и в периодических печатных изданиях. Поэтому абсолютно обоснованным было бы использование устной формы авторского договора и в этой сфере.
Особого внимания заслуживает норма п. 2 ст. 27 Закона, устанавливающая, что при продаже экземпляров компьютерных программ и баз данных авторский договор считается заключенным в письменной форме, если условия использования этих объектов изложены соответствующим образом на экземплярах программ и баз данных. На практике такие договоры называют «оберточными лицензиями». Условия использования программного продукта печатаются на упаковке экземпляра, а покупателя предупреждают, что, вскрыв упаковку, он вступает в договорные отношения с правообладателем на изложенных на упаковке условиях. В «оберточной лицензии» определяется объем предоставляемых покупателю прав, а также оговариваются ограничения права использования лицензируемой программы (допустимость ее адаптации пользователем, возможность изготовления архивных копий и др.). Если покупатель не согласен с условиями лицензии, ему предлагается немедленно возвратить продавцу приобретенный экземпляр компьютерной программы или базы данных.
Однако признать покупку экземпляра программного продукта заключением договора в письменной форме категорически нельзя. В гражданском праве выделяют две формы совершения сделок и, соответственно, две формы заключения договора — устную и письменную. При этом в соответствии со ст. 159 ГК сделка в устной форме может заключаться как путем согласования ее условий сторонами, так и совершением определенных действий, свидетельствующих о воле стороны заключить сделку (конклюдентные действия). В соответствии со ст. 161 ГК сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, подписанного сторонами. Покупка экземпляра программного продукта как раз и является конклюдентными действиями, поэтому может означать только заключение сделки в устной форме. Норма п. 2 ст. 27 Закона «Об авторском праве и смежных правах» признающая конклюдентные действия письменной формой сделки (?) очевидным образом противоречит нормам Гражданского кодекса, в связи с чем не подлежит применению. Если же исходить из требования п. 1 ст. 27 Закона облекать авторский договор в письменную форму (за исключением использования произведения в периодической печати), то можно прийти к выводу о том, что покупка экземпляра программного продукта с оберточной лицензией сама по себе не влечет заключения договора на право использования программного продукта. Поскольку практика использования оберточных лицензий является широко распространенной, рынок программных продуктов растет из года в год, то, очевидно, что законодательство должно учитывать эти фактически сложившиеся отношения и допускать заключение договора об использовании компьютерных программ и баз данных, экземпляры которых реализуются через розничную сеть, в устной форме.
Последствия несоблюдения требуемой законом письменной формы авторского договора те же, что и в отношении других гражданских договоров — в этом случае стороны лишаются права в подтверждение факта существования договора и его условий ссылаться на свидетельские показания, а могут доказывать эти обстоятельства только при помощи письменных и иных, кроме свидетельских показаний, доказательств.
3.4.Права и обязанности сторон
Содержание авторского, как и всякого иного гражданско-правового договора, образуют права и обязанности сторон, при этом обязанностям одной стороны корреспондируют права другой стороны. Содержанию авторского договора посвящена ст. 26 Закона, пункт I которой устанавливает, что авторский договор должен предусматривать: способы использования произведения (конкретные права, которые передаются по авторскому договору); срок и территорию, на которые передается право; размер вознаграждения и (или) порядок определения размера вознаграждения за каждый способ использования произведения, порядок и сроки его выплаты, а также другие условия, которые стороны сочтут необходимыми. На первый взгляд, данный перечень является установленными законом существенными условиями авторского договора. По общему признанию, существенными условиями любого договора являются условия, необходимые и достаточные для того, чтобы договор считался заключенным и тем самым способным породить права и обязанности у его сторон. В соответствии со ст. 402 ГК любой договор считается заключенным, когда между сторонами, в требуемой законом форме, достигнуто соглашение по веем существенным условиям. Однако не все из перечисленных в ст. 26 Закона условий на самом деле являются существенными условиями авторского договора. Рассмотрим их более подробно.
В авторском договоре должно быть определено содержание передаваемого на его основании исключительного авторского права. При этом переданными считаются только те права, которые ясно указаны в договоре (абз. 2 и. 1 ст. 25 Закона). Поэтому вряд ли можно согласиться с высказываниями о том, что авторский договор должен считаться состоявшимся, если передаваемые права будут определены лишь общим образом, например, «все принадлежащие автору имущественные авторские права». Однако норму Закона необходимо соотнести с нормой п. 2 ст. 984 ГК, согласно которой не указанные в договоре права предполагаются непереданными, поскольку не доказано иное. Данная норма Гражданского кодекса фактически размывает четкое правило, установленное Законом «Об авторском праве я смежных правах»: если право использовать произведение определенным способом не указано в договоре, пользователь такое использование осуществлять не вправе; ссылаясь же на норму ст. 984 ГК пользователь может обосновывать свое право использовать произведение не определенным в договоре способом, ссылаясь на сопутствующую заключению договора переписку или иным способом.
Действующее законодательство не ограничивает срок, на который может быть передано право использования произведения. Это означает, что пользователь может приобрести исключительное авторское право на весь срок его охраны, который составляет жизнь автора и 50 лет после его смерти. Законодатель также не исключает возможности заключения авторского договора о передаче права на неопределенный срок; это следует из нормы абз. 2 п. 1 ст. 26 Закона, которая устанавливает, что при отсутствии в авторском договоре условия о сроке передачи права договор может быть расторгнут автором по истечении пяти лет с даты его заключения, если пользователь будет письменно уведомлен об этом за шесть месяцев до расторжения договора.
Территория, на которую передается право, несмотря на требование п. 1 ст. 26 Закона, не относится к существенным условиям авторского договора, поскольку согласно абз. 3 п. 1 ст. 26 Закона при отсутствии в договоре условия о территории, действие передаваемого по договору права ограничивается территорией Республики Беларусь. Словарь русского языка С. И. Ожегова определяет слово «территория» как «земельное пространство с определенными границами», следовательно, использованный в За¬коне термин «территория» является родовым понятием, что не дает оснований сводить его только к территории определенного государства.
Авторское вознаграждение в теории всегда относилось к числу существенных условий авторских договоров. Судебная практика также однозначно исходит из того, что отсутствие договоренности сторон о размере авторского вознаграждения является основанием признания авторского договора незаключенным. Так, судебная коллегия по патентным делам Верховного Суда Республики Беларусь решением от 11 сентября 2003 г. постановила взыскать с издательства в пользу автора компенсацию за нарушение имущественных авторских прав. Заключенный между автором и издательством договор предусматривал обязанность издательства издать книгу автора оговоренным тиражом, а также содержал норму, согласно которой авторское вознаграждение автору выплачивается на основании отдельно заключенного договора. Суд, указав на то, что условие о размере авторского вознаграждения является существенным условием авторского договора, признал договор незаключенным, а издание — бездоговорным .
Однако если ранее размер авторского вознаграждения должен был определяться в пределах утвержденных ставок (ст. 502 ГК 1964 г.), то действующее законодательство более не допускает возможности его нормативного ограничения каким-либо максимальным размером, отдавая решение вопроса о размере вознаграждения на усмотрение сторон договора.
Следует отметить, что применительно к авторскому вознаграждению принцип свободы договора содержит все Же определенные ограничения, установленные императивными нормами закона. Первое из них связано с тем, что размер авторского вознаграждения не может быть ниже минимальных ставок, устанавливаемых Советом Министров Республики Беларусь (п. 3 ст. 26 Закона). Необходимость со стороны государства устанавливать минимальные гарантии в отношении авторского вознаграждения никем, даже самыми ярыми сторонниками коммерциализации авторского права, не ставится под сомнение.
В настоящее время минимальные ставки авторского вознаграждения предусматривают следующие постановления Правительства Республики Беларусь:
постановление Совета Министров Республики Беларусь от 27 декабря 1993 г. № 868 «О ставках и порядке выплаты авторского и других видов вознаграждения за издание произведений науки, литературы и искусства, художественно-графические и фотографические работы для печати и материалы, передаваемые по телевидению и радио»;
постановление Кабинета Министров Республики Беларусь от 1 ноября 1996 г. № 697 «О минимальных ставках авторского вознаграждения за издание произведений науки, литературы и искусства»;
постановление Совета Министров Республики Беларусь от 8 мая 1997 г. № 452 «Об управлении имущественными правами авторов на коллективной основе и минимальных ставках авторского вознаграждения за использование некоторых видов произведений литературы и искусства»;
постановление Совета Министров Республики Беларусь от 28 апреля 2001 г. № 616 «О минимальных ставках и порядке выплаты авторского и иных видов вознаграждения в кинематографии»;
В соответствии с действующей редакцией Закона стороны вправе определять авторское вознаграждение в авторском договоре в виде процента от дохода или в виде твердо зафиксированной суммы или иным способом.
Если в договорах об издании или ином воспроизведении произведения авторское вознаграждение определено в виде твердо зафиксированной суммы, законодатель дополнительно устанавливает еще одно существенное условие авторского договора — максимальный тираж экземпляров произведения, который может быть изготовлен на основании заключенного договора.
Вопрос об авторском вознаграждении как существенном условии авторского договора требует особого рассмотрения. Мнения ученых по этому поводу разделились. А. П. Сергеев, Э. П. Гаврилов, Н. В. Макагонова и рад других правоведов исходят из того, что заключение безвозмездного авторского договора не противоречит принципам гражданского права, в целом, и авторского права, в частности. Так, А. П. Сергеев говорит о том, что «закон не запрещает также передачу авторских прав на безвозмездной основе».
Другие юристы исходят из того, что условие о безвозмездной передаче авторских прав по авторскому договору недействительно, как противоречащее закону «Об авторском праве и смежных правах». Так, Е. Григорьян полагает, что требование законодателя определить в авторском договоре размер авторского вознаграждения означает, что авторский договор может быть только возмездным.
Формально-юридический анализ норм ст. 26 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах», посвященных авторскому вознаграждению, позволяет сделать следующие выводы. Норма об определении вознаграждения в авторском договоре носит диспозитивный характер — стороны могут определять размер вознаграждения любым способом. Договор будет считаться заключенным, если стороны достигли соглашения по условию о размере вознаграждения, в том числе определили его равным нулю. Императивная норма п. 3 ст. 26 Закона о том, что ставки авторского вознаграждения не могут быть ниже минимальных ставок, устанавливаемых
Советом Министров Республики Беларусь, применима лишь в том случае, если вознаграждение определено ставкой, т. е. нормативом, позволяющим определить сумму авторского вознаграждения в рублях. Таким образом, закрепленная в Законе гарантия прав автора оказывается применимой лишь в отдельных случаях.
Все иные условия, которые по инерции продолжают относить к числу существенных условий авторского договора (обязанность автора предоставить в установленный срок произведение, вносить по требованию пользователя изменения, обязанность пользователя осуществить или начать использование произведения и т. п.) более таковыми не являются.
3.5. Передача прав, полученных по авторскому договору, третьему лицу
Практически все существовавшие ранее типовые авторские договоры содержали условия о том, что предусмотренные договором права и обязанности пользователь вправе передавать полностью или частично другим организациям, письменно уведомив об этом автора. Это означало либо замену стороны в договоре в случае, когда права и обязанности полностью передавались другому пользователю, либо на стороне пользователя появлялось несколько лиц, когда права и обязанности передавались частично. В любом случае все возможные пользователи были связаны договорными обязательствами напрямую с автором.
Закон «Об авторском праве и смежных правах» в значительной степени изменил механизм передачи полученных на основании авторского договора прав по использованию произведения третьим лицам. Пункт 4 ст. 26 Закона устанавливает, что права, переданные по авторскому договору, могут передаваться полностью либо частично другим липам лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором. Сразу обращает на себя внимание то, что законодатель ведет речь лишь о передаче третьему лицу прав, полученных по авторскому договору, умалчивая об обязанностях. Это означает, что при буквальной реализации этой нормы Закона третье лицо, получившее определенное исключительное авторское право от пользователя, будет связано обязательственными отношениями только с последним, и не будет нести каких-либо договорных обязательств перед автором. Данный подход вряд ли можно считать удачным, поскольку автор лишается возможности контролировать использование произведения вторичным пользователем. В то же время, исходя из субсидиарного применения к авторскому договору правил ст. 985 ГК о лицензионном договоре ответственность перед автором за действия вторичного пользователя будет нести первоначальный пользователь, если самим авторским договором не будет предусмотрено иное.
Ко всем договорам о последующей передаче авторских прав как нельзя лучше применим сформулированный еще в римском праве принцип: «Я не могу передать больше прав, чем имею сам». Пределы распоряжения исключительным правом автора всеми последующими пользователями, безусловно, ограничиваются рамками, установленными в заключенном между автором и первоначальным пользователем договоре. Зависимый характер этих договоров выражается в том, что прекращение по какому-либо основанию договора между автором и первоначальным пользователем влечет прекращение договоров, заключенных между первоначальным и всеми последующими пользователями.

4. Законодательство об авторском праве является частью гражданского законодательства и в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств по авторскому договору стороны должны нести гражданскую ответственность. Общий принцип гражданского права, предусматривающий полное возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, в ранее действовавшем авторском законодательстве в значительной степени ограничивался. Так, в случае нарушения автором обязательств по авторскому договору его имущественная ответственность ограничивалась размером полученного авторского вознаграждения (ст. 506 ГК 1964 г.). Ответственность организации за нарушение условий договора также ограничивалась размером обусловленного договором авторского вознаграждения (ст. 507 ГК 1964 г.). В советской литературе по авторскому праву вопросу ответственности сторон в рамках авторского договора уделялось особое внимание. Однако, несмотря на большое количество работ, посвященных вопросам авторско-правовой ответственности, эта проблематика не была в достаточной степени разработана. Мнения различных исследователей сводились к совершенно противоположным выводам: одни считали меры, применяемые к сторонам авторского договора, мерами ответственности; другие отрицали квалификацию последствий нарушения авторского договора в качестве мер гражданско-правовой ответственности; третьи признавали указанные последствия мерами защиты.
Наиболее распространенным в теории гражданского права является определение гражданско-правовой ответственности как возложение на лицо, виновное в нарушении обязательства, неблагоприятных последствий. С этой точки зрения наиболее правильной представляется позиция тех ученых, которые применительно к авторскому договору в советском авторском праве отмечали отсутствие гражданско-правовой ответственности. В частности, С. А. Чернышева указывала, что в данном случае нет замены неисполненной обязанности новой обязанностью, присоединения дополнительной обязанности, лишения
Права, из которого вытекает нарушенная обязанность, следовательно, нет неблагоприятных последствий для нарушителя.
Несмотря на существовавшие разногласия, общим для науки советского авторского права было признание того, что общие нормы гражданского права об ответственности за нарушение обязательств применяются в рамках авторского договора в ограниченном виде. Так, по мнению И. В. Савельевой, в рамках авторского договора невозможно понуждение контрагентов к исполнению обязательств в натуре: нельзя принудить автора создать произведение в силу творческой природы этого процесса, невозможно требовать от организации выпуска произведения в свет.
С изменением авторского законодательства радикальным образом изменились подходы к регламентации вопроса ответственности сторон по авторскому договору. Закон «Об авторском праве и смежных правах» 1996 г. в ст. 27 содержал парадоксальное положение о том, что в случае нарушения обязательств по авторскому договору виновная сторона несет ответственность в соответствии с настоящим Законом». Парадоксальное, поскольку в самом Законе правил об ответственности за нарушение договорных обязательств установлено не было, а применение норм Гражданского кодекса было ограничено существованием в законе «Об авторском праве и смежных правах» подобной нормы. Все это приводило к необходимости предусматривать положения об ответственности за нарушение договорных обязательств в самом авторском договоре.
Действующая редакция Закона «Об авторском праве и смежных правах» вопрос об ответственности сторон по авторскому договору решает путем отсылки к общим нормам гражданского законодательства. Поэтому объем ответственности, как автора, так и пользователя в настоящее время должен определяться в соответствии с правилами гл. 25 ГК. Современные исследователи единодушны в том, что ответственность по авторскому договору должна подчиняться общим правилам. Так, Э. П. Гаврилов отмечает, что «...авторские обязательства и авторские договоры являются разновидностью гражданско-правовых договоров, а к ответственности за их нарушение полностью применимы нормы Гражданского кодекса».
Ответственность в рамках авторского договора имеет особенности в том случае, когда на стороне автора выступает несколько лиц — соавторов. Высказанное в литературе мнение о солидарной ответственности соавторов следует признать правильным как общее правило, однако более точным представляется высказанное Б. Н. Городецким и Б. М. Розовской мнение о том, что соавторы несут солидарную ответственность перед пользователем, если в договоре не указан объем ответственности каждого из соавторов3. Исходя из неделимости предмета обязательства по авторскому договору, представляется спорным суждение С. А. Чернышевой о том, что в случае раздельного соавторства (когда коллективное произведение состоит из частей, имеющих самостоятельное значение) не может быть речи о солидарной ответственности соавторов, а возможна только долевая ответственность каждого из соавторов в отношении созданной каждым из них части коллективного произведения.
Ответственность за нарушение договорных обязательств следует отграничивать от внедоговорной ответственности, основанием для которой является выход пользователя за установленные договором пределы использования произведения (например, использование произведения, не обусловленным по договору способом, использование произведения за пределами установленных территории или срока использования, превышение установленного в договоре тиража экземпляров произведения и т. п.). В этом случае действия пользователя должны рассматриваться как нарушение авторского права и влечь применение установленных законом мер ответственности.

5.В литературе по авторскому праву прослеживается мысль о том, что основания, условия и последствия прекращения авторского договора регулируются как общими положениями обязательственного права, так и специальными нормами авторского права. Особенность действующего законодательства об авторском праве состоит в том, что оно не содержит специальных норм, регулирующих порядок расторжения авторского договора.
Н. Л. Клык полагает, что расторжение авторского договора в одностороннем порядке по инициативе пользователя возможно только в судебном порядке. Однако мне представляется более соответствующим законодательству мнение А. П. Сергеева о том, что одностороннее расторжение договора должно осуществляться в судебном порядке только в случае несогласия другой стороны.
Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах включил в число личных неимущественных авторских прав право на отзыв произведения. В соответствии с п. 2 ст. 14 Закона автор имеет право отказаться от ранее принятого решения об обнародовании произведения при условии возмещения пользователю причиненных таким решением убытков, включая упущенную выгоду. Если произведение уже было обнародовано, автор вправе изъять за свой счет из обращения ранее изготовленные экземпляры произведения, предварительно сделав публичное заявление об отзыве произведения. Отзыв произведения означает его переход в разряд не обнародованных и влечет прекращение прав по его использованию у всех лиц, кроме самого автора. Тем самым, реализация права на отзыв является дополнительным основанием для расторжения авторского договора.

6. Интересы артистов-исполнителей, производителей фонограмм и организаций эфирного и кабельного вещания получили правовую защиту во многих странах мира в рамках нового правового института так называемых «смежных прав». Природу и назначение этих прав объясняют следующим образом: «Словосочетание «смежные права» означает невещественные права, которые, будучи отличными от авторских, связаны с последними в двух отношениях: во-первых, они распространяются на сообщение охраняемых авторским правом произведений и, во-вторых, имеют ряд общих с авторским правом особенностей, поскольку включают - с определенными исключениями - личные права, право на вознаграждение и, наконец, международную охрану, в том числе, как и в международных авторско-правовых конвенциях, норму, согласно которой иностранцам предоставляется такой же уровень минимальной охраны, как и гражданам данной страны». Применению непосредственно норм авторского права для регулирования отношений в сфере исполнительского творчества, производства и использования фонограмм и деятельности организаций эфирного и кабельного вещания мешает тот факт, что результаты деятельности субъектов смежных прав имеют свои специфические черты и не квалифицируются как произведения науки, литературы и искусства.
Следует отметить, что в отличие от авторского права смежные права в законодательстве Республики Беларусь появились и стали признаваться сравнительно недавно, в частности с принятием Закона от 16 мая 1996 г. № 370-ХШ «Об авторском праве и смежных правах».
В связи с ратификацией Договора Всемирной организации интеллектуальной собственности по авторскому праву (на дипломатической конференции которой по авторскому и смежным правам (Женева, 20 декабря 1996 г.) были выработаны новые нормы смежных прав) возникла необходимость внесения изменений и дополнений в Закон «Об авторском праве и смежных правах», в результате чего появился переработанный Закон Республики Беларусь от 11 августа 1998 г. № 194-3 «Об авторском праве и смежных правах», в котором получили отражение нормы и положения договора ВОИС по исполнениям и фонограммам, а также содержатся расширенные нормы для исполнителей, производителей фонограмм и для вещательных организаций.
Кроме названного договора, ВОИС по исполнениям и фонограммам (Женева, 20 декабря 1996 г.), к числу наиболее значимых международных конвенций и соглашений по смежным правам относятся также Римская конвенция об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций от 26 октября 1963 г., Женевская конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного производства их фонограмм (принята в 1971 г.) и др.
Институт «смежных прав» по своим характерным особенностям несколько схож с институтом «авторского права». Однако имеются и существенные различия, проявляющиеся в их зависимости от прав создателей творческих произведений, т.е. для того, чтобы что-то передать по телевидению, возникает необходимость в использовании материала. Подобная зависимость может отсутствовать, если, например, передается в эфир неохраняемое произведение. Иными словами, если авторское право регулирует отношения, связанные с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства, то смежное право — отношения, которые возникают в связи с созданием и использованием исполнений, постановок, фонограмм, эфирного или кабельного вещания.
Отличительной чертой большинства смежных прав является их зависимость от прав авторов творческих произведений. Самостоятельный характер смежных прав проявляется лишь в том случае, когда исполняется, записывается на фонограмму или передается в эфир или по кабелю неохраняемое произведение.
Отношения в сфере исполнительского творчества, производства и использования фонограмм и деятельности организаций эфирного и кабельного вещания в Республике Беларусь регулируются ст. 994-995 ГК и разделом III «Смежные права» Закона от 11 августа 1998 г.
В названном Законе определены четыре категории смежных прав:
• исполнительские права,
• права на фонограммы,
• права на передачи эфирного вещания,
• права на передачи кабельного вещания.
Права на передачи эфирного вещания и права на передачи кабельного вещания одинаковы по своему содержанию, поэтому их обычно объединяют в одну категорию смежных прав - прав организаций вещания.
Все категории смежных прав отличаются друг от друга субъектным составом, содержанием, основанием возникновения охраны. Поэтому говорят не о едином смежном праве, а о смежных правах во множественном числе.
В соответствии с п. Зет. 29 Закона от 11 августа 1998 г. производители фонограмм и организации вещания осуществляют свои права в пределах прав, полученных по договору с исполнителем и автором записанного либо передаваемого в эфир или по кабелю произведения. На исполнителя названный закон возлагает обязанность соблюдать права автора исполняемого произведения (п.2 ст. 29).

7. В качестве приобретателей (исполнителей) смежных прав могут выступать артисты, режиссеры-постановщики, дирижеры. К числу исключительных прав исполнителя относятся право на имя, право на защиту исполнения от всякого искажения или любого иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству исполнителя.
Имущественные права заключаются в том, что, например, за исполнителями закреплено право на использование исполнения или постановки в любой форме. При этом за каждый вид использования исполнения или постановки возникает право на получение вознаграждения.
Кроме названных, к имущественным правам исполнителя также относятся право на незаписанные исполнения, на воспроизведение, на прокат, право на размещение исполнения в Интернете. Имущественные права исполнителей действуют в течение 50 лет с момента первой записи исполнения.
Согласно действующему законодательству никто не имеет права использовать исполнение исполнителя без его разрешения.
Закон защищает интересы любых исполнителей, как профессионалов, так и начинающих трудиться над исполнением.
Права исполнителя признаются за ними в соответствии с действующим законодательством об авторском и смежных правах, только если:
1) исполнитель является гражданином Республики Беларусь;
2} исполнение, постановка впервые имели место на территории Республики Беларусь;
3) исполнение, постановка записаны на фонограмму впервые гражданином Республики Беларусь или юридическим лицом, имеющим официальное местонахождение на территории Республики Беларусь;
исполнение, постановка, не записанные на фонограмму, включены в передачу в эфир или по кабелю на территории Республики Беларусь, которая будет осуществлена с передатчиков, расположенных на территории страны (ст. 995 ГК). Исполнения охраняются в Республике Беларусь на основании ст. 994 ГК и Закона от 11 августа 1998 г. Что касается постановок, то в старой редакции закона «Об авторском праве и смежных правах» они присутствовали, в новой его редакции в качестве объектов смежных прав постановки не названы.
К субъектам исполнительских прав относят актеров, певцов, музыкантов, танцоров, иных лиц, которые исполняют произведения литературы, искусства или народного творчества посредством игры, пения, чтения, декламирования, игры на музыкальных инструментах, танца или каким-либо иным образом.
Исполнителям принадлежат два личных неимущественных права: право на имя и право на защиту репутации. Право на имя позволяет исполнителю требовать, чтобы при любом использовании его исполнения указывалось его имя, действительное или вымышленное, причем без искажений.
Право на защиту репутации предоставляет исполнителю право требовать, чтобы его интерпретация произведения воспроизводилась без искажений, что особенно важно в условиях, когда применение технических средств в процессе звуко- и видеозаписи позволяет вносить в результат исполнительской деятельности существенные изменения.
Исключительное имущественное право исполнителя на использование его исполнения состоит из следующих правомочий:
права передавать в эфир или сообщать для всеобщего сведения по кабелю исполнение, если используемое для такой передачи исполнение не было ранее передано в эфир или не осуществляется с использованием записи. Речь идет о праве исполнителя на передачу в эфир или по кабелю «живого» исполнения. Если исполнение ранее уже было передано в эфир или по кабелю или если передача исполнения осуществляется с использованием коммерческой записи, это право не действует;
права записывать ранее не записанное исполнение. Из этого правила следует, что реализовать право на запись исполнитель может только один раз. Повторная запись исполнения без согласия исполнителя не нарушает данное право;
права на воспроизведение записи исполнения, т.е. право на изготовление копий записанных исполнений на материальных носителях;
права передавать в эфир или по кабелю запись исполнения, если первоначально эта запись была произведена не для коммерческих целей. Это правомочие дает исполнителю право контролировать передачу в эфир или по кабелю некоммерческих записей исполнения;
распространять оригинал или экземпляры исполнения, записанного на фонограмму, посредством продажи или иной передачи права собственности;
сдавать в прокат оригинал или экземпляры записанного на фонограмму исполнения;
сообщать для всеобщего сведения исполнение, записанное на фонограмму, по проводам или средствами беспроволочной связи таким образом, чтобы представители
публики могли осуществлять к ним доступ из любого места и в любое время по их собственному выбору
Разрешение на использование исполнения или постановки перечисленными выше способами дает исполнитель. В случае, если исполнение или постановка осуществляется большим коллективом исполнителей (хором, театральной труппой), разрешение на использование исполнения или постановки перечисленными выше способами дает руководитель коллектива. Объектами исполнительских прав являются действия, с помощью которых произведения ЛИТЕРАТУРЫ искусства или народного творчества доводится до восприятия публики и такими действиями являются исполнения или ПОСТАНОВКИ. ОХРАНЕ ПОДЛЕЖАТ как «живые», т.е. воспринимаемые в процессе непосредственного исполнения на сцене живыми людьми, так и зафиксированные на материальных носителях в виде аудио- или видеозаписей исполнения и постановки.
С ИСПОЛНЕНИЯ И ПОСТАНОВКИ - разные объекты. При исполнении произведения сообщаются публике посредством игры, пения, чтения, декламирования, игры на музыкальном инструменте, танца или каким-либо иным образом. Каждое исполнение одного и того же произведения одним и тем же исполнителем охраняется как единственный акт, и от исполнителя неотделимо:
При постановке создается единый объект — спектакль, предназначенный для многократного исполнения. Постановка «отрывается» от своего создателя - режиссера-постановщика и может затем воспроизводиться без его участия.
В качестве объекта смежных нрав выступают также передачи организаций эфирного и кабельного вещания. Под организациями вещания понимаются радио- и телестудии, а также другие организации, которые занимаются распространением сообщений путем звука и изображений. Они имеют такие же права, как и производители фонограмм. В частности, к имущественным правам организаций вещания относятся: право на воспроизведение, право на сообщение для всеобщего сведения, право на распространение, право на размещение записей передач в Интернете.
Срок действия имущественных прав для организаций вещания установлен в течение 50 лет с момента осуществления первой передачи.
Права организаций эфирного или кабельного вещания признаются за ней в соответствии с действующим законодательством об авторском и смежных правах в случае, если организация имеет официальное местонахождение на территории Республики Беларусь и осуществляет передачи с передатчиков, расположенных на территории страны (п. 3 ст. 995 ГК).
К изложенному следует добавить, что сфера действия смежных прав строго ограничена рамками ст. 995 ГК. Отсутствие указанных в ней применительно к каждой стороне условий говорит о непризнании прав за стороной, у которой такие условия или хотя бы одно из условий отсутствует.

8. Фонограмма - любая исключительно звуковая запись исполнений или иных звуков либо отображений звуков; фонограммой не является запись звуков, включенная в аудиовизуальное произведение (абз. 26 ст. 4 Закона от 11 августа 1998 г.).
Производитель фонограммы - физическое или юриди¬ческое лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за первую звуковую запись какого-либо исполнения или иных звуков; при отсутствии доказательств иного производителем фонограммы признается лицо, имя или наименование которого обозначено на этой фонограмме (абз. 19 ст. 4 Закона от 11 августа 1998 г.).
Производителями фонограмм, выступающими в качестве субъектов смежных прав, могут быть любые физические и юридические лица, которые взялись не только подготовить первую звуковую запись исполнителя, но и нести за нее ответственность. В свою очередь, подготовленные фонограммы независимо от их качественных характеристик и носителей, на которых они зафиксированы, подлежат охране.
Действующим законодательством производителю фонограммы предоставлено право самому решать, каким образом будет использоваться его фонограмма. При этом никто не имеет права использовать фонограмму без его разрешения.
Следует отметить, что если исполнителю в отношении своего исполнения помимо имущественных прав принадлежат, по существу, такие же личные неимущественные права, как и автору своего произведения, то производителю фонограммы принадлежат права только имущественные (например, производители фонограмм не имеют таких личных прав, как право на имя, авторство и др.). Сущность имущественных прав состоит в том, что производители фонограмм имеют право: на воспроизведение фонограммы, переработку фонограммы, распространение фонограммы, импорт, прокат, размещение фонограммы в Интернет.
Имущественные права производителей фонограмм действуют в течение 50 лет после первого опубликования или первой записи фонограммы.
В то же время необходимо учитывать, что права изготовителя фонограммы признаются за ним в соответствии с действующим законодательством об авторском и смежных правах, если:
- изготовитель фонограммы является гражданином Республики Беларусь или юридическим лицом, имеющим официальное местонахождение на территории Республики Беларусь;
- фонограмма впервые опубликована на территории Республики Беларусь.
В процессе создания фонограммы ее производитель осуществляет не творческую, а техническую деятельность, поэтому никаких личных неимущественных прав у него не возникает. Для защиты имущественных интересов производителя фонограммы закон наделяет его исключительным правом на использование фонограммы в любой форме, включая право на получение вознаграждения, за каждый вид использования. Это право позволяет осуществлять или разрешать осуществлять следующие действия:
• воспроизводить (прямо или косвенно) фонограмму, т.е. повторять ее на каких-либо материальных носителях;
• переделывать или иным образом перерабатывать фонограмму;
• распространять оригинал или экземпляры фонограммы посредством продажи или иной передач



Обсудить на форуме

Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Регистрация

Реклама

Последние комментарии