БарГУ.by » Учебные материалы » КСРы » Социология права » Источники и факторы эволюции права

Источники и факторы эволюции права

Автор: Maxvel 1-11-2012, 20:33

Источники и факторы эволюции права

1. Обычай.
2. Закон.
3. Юриспруденция (прецедент) и доктрина как источники права.
4. Факторы эволюции права.

 

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера


1. Обычай. Обычай – это жизненная сила правовых институтов, и имеет неограниченную область применения. Существования обычая замечают лишь тогда, когда он дает результаты. Любой новый обычай является изобретением одного человека, который, заметив несовершенство системы, решил ее модернизировать. Нормы обычного права носят весьма неустойчивый характер, не имея прочной основы санкции.
В средневековье в 1454 г. французский король Карл VII в своем знаменитом указе в Монтиль-ле-Тур повелел, чтобы обычаи королевства составлялись официально в письменном виде, и учредил для этого соответствующую процедуру. Это было вызвано технической необходимостью знания своих прав. Перестало ли право быть обычным, потеряв свой устный характер? Фактически, да. Записанный обычай соблюдался как правовой документ.
Средневековые юристы читали, что обычай должен иметь особенность, которую следует подчеркнуть. Они требовали, чтобы обычай был рациональным. Формулируя это требование, они боролись с теми обычаями, которые, по их мнению, вступали в формальное противоречие с каноническим правом и церковным укладом. В наше время юристы, выдвигая требование рациональности права, борются с тем, что существуют нормы уже неприемлемые, которые вступают в формальное противоборство с законодательством.

2. Закон. Закон и обычай разнятся тем, что, если обычай является явлением спонтанным и бессознательным, то закон создается специализированным органом посредством специальной процедуры. Закон появился позже обычая, и это произошло по двум причинам: говорят, что закон, прежде всего, предполагает использование письменности, а письменность была изобретена сравнительно недавно. На самом деле этот критерий не слишком корректен. Вполне можно представить себе, что правовые нормы провозглашались устно и имели силу закона. Более важной является вторая причина: поскольку для разработки закона требуется наличие специализированного органа, закона у самых древних не существовало. Они жили в режиме традиционных обычаев, так как закон предполагает разделение труда, дифференциацию функций, которая была им еще не ведома.
Наиболее древние из известных законов – это тексты из Месопотамии (II тыс. до н.э.). Важно установить: на каком этапе своего развития народы ощутили необходимость иметь законы. Первые законы были близки к обычаям. Современные кодексы имеют иной характер. Они – результат тщательно продуманной работы, представляют совокупность действующего права, связанного и систематизированного.
Неоднократно возникал вопрос, какая из двух систем предпочтительнее – обычного права или законов. В Германии разразилась дискуссия по этому вопросу в начале XIX в. между юристами Савиньи и Тибо. Первый был сторонником обычного права, а второй – кодифицированных законов. Савиньи указал, что право представляет продукт коллективного сознания. Отсюда вывод, что обычай выше закона, т. к. является непосредственным выражением устремлений нации. Однако факты свидетельствуют о противоположном. Установлено, что обычай не только не является более гибким, чем закон, и не способен быстрее приспосабливаться к новым условиям, но он имеет тенденцию укореняться и его трудно изменить. Так что доводы Тибо звучат убедительнее. Впрочем, почти все современные государства живут в режиме кодификации, который имеет большое преимущество над обычным правом в том смысле, что его можно легче и быстрее понять.
Не все законы имеют одинаковую ценность, и среди них можно выделить несколько категорий. На вершине шкалы располагаются предписания, о природе которых ведутся споры, и которые для некоторых юристов не являются законами. Речь идет о Декларации прав человека. Зачастую такие акты являют собой преамбулу к конституциям, что дало повод назвать их «надконституционными законами». Некоторые авторы считают, что речь идет о чисто нравственных нормах. Между тем эти нормы входят в состав позитивного права и лежат в основе судебных постановлений.
Подчиненность обыкновенных законов законам конституционным связана с тонкой проблемой. Что, если должным образом проголосованный закон будет противоречить букве или духу конституции? Некоторые считают, что констатировать неконституционность законов и аннулировать те из них, которые оказались запятнанными, входит в прерогативу судебной власти. Такая система принята в США. Законы там могут передаваться в Федеральный суд, который имеет право их отменять. Такая система, позволяющая судебной власти контролировать законодательную, противоречит социологическому принципу. Еще более двухсот лет назад Монтескье уже предупреждал о серьезной опасности, которую несет с собой смешение полномочий. Если судебная власть должна оставаться независимой от политической власти, необходимо, чтобы орган, управляющий страной и принимающий законы, сохранял свою самостоятельность по отношению к судьям, призванным выполнять совершенно другие функции. Впрочем, проблема конституционности законов является, возможно, скорее теоретической, чем реальной, потому что законодатель, как правило, остерегается голосовать за законы, которые формально противоречат букве и духу положений конституции.
Если обратиться теперь к сфере применения закона, то следует отметить, что в пространстве его применение обусловлено тесной связью между законом и политической властью. Закон, выработанный органом политической власти, применяется теоретически только в рамках юрисдикции этой власти и, следовательно, тесно связан с понятием государства. Однако этот принцип действует с некоторыми оговорками. Он не означает, что закон непременно относится ко всем гражданам государства; здесь следует избегать двусмысленности: правовая норма, предписанная законом, обязательна для всех, но она может касаться только одной категории людей – таковы, например, законы, охраняющие трудовые права женщин и несовершеннолетних. Правовая норма может относиться и к конкретному человеку: указ о присуждении награды. Таким образом, ничто не мешает тому, чтобы закон применялся к какой-то одной категории граждан или даже к частному лицу. Достаточно, чтобы общество в целом было заинтересовано в их деятельности и испытывало потребность выражать в отношении этих людей свою волю. Этот случай следует отличать от привилегий.
Внутренняя связь закона с государством порождает, при некоторых исторических обстоятельствах, проблему правосубъектности. Этот феномен наблюдается тогда, когда политическая власть приходит в упадок или просто пользуется меньшим авторитетом. В качестве одного из примеров можно привести положение в Западной Европе после нашествия варваров. Нельзя сказать, что в то время закон отсутствовал, поскольку вожди германских племен не поленились создать своды законов для завоеванных ими народов. Однако смешение этнических элементов далеко не завершилось, и почти во всех новых королевствах возникла необходимость обнародования двух серий законов – одной для римлян, другой – для германцев.
Что касается определения момента, когда закон перестает действовать, то согласно общепринятым представлениям считается, что закон остается в силе до тех пор, пока не будет правомерным образом отменен другим законом.
В рамках социологии права отмена закона может быть как подразумеваемой, так и явной: закон по праву и с достаточным основанием можно считать упраздненным, если он больше не отвечает целям и устремлениям социальной группы.
В процессе правотворчества можно выделить два направления – официальное правотворчество и «теневое» нормотворчество. Официальное правотворчество представляет собой целенаправленный процесс государственной и общественной деятельности по образованию, поддержанию и развитию системы законодательных актов и правовых норм. Законодательная деятельность является частью правотворчества. Социологию интересуют такие проблемы, связанные с законодательством и законотворчеством, как влияние социальных факторов на законодательный процесс, степень воздействия стратификации общества на правотворчество, изучение подзаконных актов. «Теневое» нормотворчество возникает в случае неудовлетворительного функционирования официальных норм, наличия пробелов в праве, существования не правовых элементов в правотворческой деятельности. В периоды кризисного состояния общества население само создает нормы поведения, которые не предусмотрены в законе, но которыми руководствуется в своей деятельности большое количество людей. Например, в условиях разгула преступности население создает вооруженные формирования для противостояния бандитизму, хотя существование этих самодеятельных организаций не предусмотрено законом. Исследования показали, что в жизни наряду с юридическим правом существует право фактическое. Это фактическое право и лежит в основе теневого нормотворчества.
Особое место занимают фактические права руководителей, которые позволяют им решать судьбы людей. Выделяют три группы таких прав. Первая группа объединяет такие неофициальные привилегии руководителей, вследствие использования которых быстро ухудшаются условия существования людей. Это право на замораживание сбережений, право на изъятие из обращения некоторых товаров, право повышения цен на различные продукты, право освобождения себя от несения ответственности за принятое решение. Особую группу образуют привилегии обеспечения покорности индивидов, игнорирования общественного мнения. Третью группу составляют действия по скрытию информации, преследованию инакомыслия, закрытию доступа к литературе. Эти действия также являются привилегией руководящей элиты. Фактические права могут препятствовать действию юридических прав, способствовать подрыву авторитета прав юридических. Система прав юридических часто обеспечивает господство фактических прав.

3. Юриспруденция (прецедент) и доктрина. Область применимости закона находится в естественной зависимости от придаваемого ему смысла: таким образом, она зависит от его интерпретации. Но поскольку наиболее важным толкователем закона является судья, мы в соответствии с классическими представлениями должны упомянуть третий из источников – юриспруденцию (прецедент).
В узком смысле «юриспруденция» означает решения судебных органов, т.е. судов. Зная типовой случай, по которому законодатель вынес решение, судья должен выяснить, соответствует ли конкретный случай, переданный ему на рассмотрение, этому типовому случаю, и сделать надлежащие выводы. В принципе понятно, каким образом работа судьи может изменять существующие правовые нормы и тем самым добавлять новые.
В литературе существует точка зрения, согласно которой судебная практика не творит право. Такой точки зрения придерживается французский исследователь Анри Леви-Брюль. Согласно его аргументам, большинство правовых норм никогда не обсуждалось в судах, так как эти нормы единодушно признавались. Причем это как раз самые важные нормы. С другой стороны, было бы серьезной ошибкой считать, что в обществах, где господствует обычное или прецедентное право, судья смог бы разрешить спор, представленный ему на рассмотрение исходя только из своих личных убеждений. Вынося приговор, он обязательно руководствуется общественным мнением.
Применительно к рассматриваемой нами проблеме римское право играет особую роль. Прежде всего, в юридическом арсенале римлян закон занимал далеко не первое место: он охватывал сравнительно небольшой сектор их социальной жизни. В их весьма оригинальной судебной системе судопроизводство было великим двигателем юридического прогресса. Первостепенное значение имел анализ условий, в которых могло быть возбуждено дело по иску. Так вот решения на этот счет принимал не судья. Это был законодатель и, прежде всего, магистрат, которого не следует путать с судьей, так как он не участвовал в судебных процессах, и которого называли претором.
Усилия целой группы профессиональных юристов были направлены на то, чтобы с бесконечной проницательностью определить, в каких именно пределах иск мог получить удовлетворение в суде. Эту совместную работу преторов и юристов в Риме называли юриспруденцией.
В современных правовых обществах роль судьи, казалось бы, должна сводиться к тому, чтобы, руководствуясь готовым законом, вывести из него решение применительно к конкретному случаю.
Такая теория предполагает, что законодатель заранее ответил на все вопросы, стоящие перед судьей. Но это нереально. К тому же надо принять во внимание, что правовые институты имеют по существу динамичный характер. Текст закона обладает минимальной гибкостью. Сейчас говорят о преторской функции юриспруденции. Эта роль состоит в том, чтобы придавать текстам законов то расширительное, то ограничительное толкование, но в любом случае толкование отличное от обычного смысла закона, вложенного в него первоначальном законодателем, т. к. этот обычный смысл больше не подходит к новым условиям.
Если закон прозрачен, необходимость в его толковании отпадает – его интерпретация была бы тогда бесполезной. В случае неясности, обязанностью должна быть попытка понять точный смысл закона, уяснить, способны ли различные документы, дебаты, которые могли возникнуть при разработке, дать ответ на вопрос. Это принято называть подготовительной работой. Личными пристрастиями какого-либо составителя закона можно пренебречь. Истинный смысл правовой нормы следует искать не в эпохе составления закона, а в современной нам среде. Но эта концепция наталкивается на довольно серьезное возражение: она может привести к опасному субъективизму.
Еще один способ толкования – это использование прецедентов. Столкнувшись со спорным вопросом и, будучи неуверенным, в том, какую статью следует применить, юрист в силу профессионального рефлекса обратится к прошлому: не рассматривалось ли аналогичное дело ранее, и если да, то какой смысл вкладывали в статью закона тогдашние судьи. Такое толкование редко будет оспариваться. Итак, судья участвует в законодательной работе в той мере, в какой он изменяет смысловое содержание правовой нормы. Именно в этой мере судопроизводство представляет собой правотворческий процесс и, соответственно, может рассматриваться как один из источников права.
В силу широких возможностей юриспруденции можно было бы задать вопрос, а не следует пойти дальше по этому пути и наделить судью, по крайней мере, негласно, правом толковать закон по-своему? Эта проблема вечна. Нужно ли, в надежде добиться более объективного правосудия, отменять писаный закон, ведь к именно к этому сведется свобода толкования, оставленная за судьей? На наш взгляд, это было бы худшим решением, так как судья, действия которого больше не ограничивал бы закон, стал бы выносить решения, исходя из своих политических или религиозных убеждений. А поэтому по одному и тому же судебному делу решение зависело бы от того, какому судье передается на рассмотрение то или иное дело.
Доктрина. В классической теории известен четвертый источник права – доктрина. Под ней в профессиональном языке понимается система мотивированных теоретических взглядов людей, которых в широком смысле, называют юристами (преподавателей права, судей, адвокатов, занимающихся судебной и несудебной практикой). Этот источник права значительно отличается от других. В современном праве он имеет особый характер. Можно сказать, что в то время как другие источники права являются непосредственными, доктрина – источник опосредованный. Мнения юристов, изложенные в трудах (теоретических или практических разработках, консультациях, толкованиях законов или постановлений, отдельных исследованиях того или иного института и т. д.), сами по себе никакой юридической силы не имеют. Они приобретают действенность только в той мере, в какой освящаются законом, обычаем или судебной практикой.

4. Факторы эволюции права. С точки зрения социологической концепции, право выступает как продукт взаимодействия многочисленных факторов. Так как оно является выражением воли общества, то все, что воздействует на общество, сказывается на праве. К таким факторам относятся:
- экономические факторы. Экономическая структура общества в определенной мере сказывается на правой системе. Это общеизвестный факт. Так, к концу XVIII в. появился новый класс, который обогатился за счет владения средствами, заключающимися в движимом имуществе. В результате к политической власти пришла буржуазия, что в свою очередь, вызвало глубокие преобразования в области права, в частности, устранение привилегий и провозглашение гражданского равенства.
- политические факторы. Воздействие на право политических факторов изучено лучше, так как оно более очевидно. Самым характерным и наглядным фактором в этой области являются завоевания. Чаще всего бывает, что победитель навязывает побежденному свои законы и свой политический строй. Но здесь могут вмешаться два обстоятельства. Во-первых, победивший народ может проводить либеральную политику и оставлять за побежденными право жить по их обычаям или заменять одну систему другой медленно и постепенно. Во-вторых, сами народы могут противиться насаждению или принять его с энтузиазмом. В зависимости от существующего политического строя структура семьи, собственности и даже система договорных обязательств будут различаться, может быть не по букве законов, но по духу их применения.
- существует необходимая гармония между юридическими фактами и фактами культуры. Культура воздействует на право. Завоевание Греции оказало решающее воздействие не только на искусство и литературу римлян, но и на их правовые институты.
Итак, право находится в постоянном развитии, однако его ритм в различных обществах неодинаков. Выделяют три разновидности его состояния: стагнацию, равномерную эволюцию и резкие перемены. Некоторые общества существуют замкнуто, что характерно для большинства примитивных или архаичных народов.
В области права большинство обществ претерпевает более или менее равномерную эволюцию, которая продолжается, пока эти общества существуют. Причем государственные институты являются более хрупкими, ибо часто сопровождаются насилием. Напротив, институты частного права переживают смутные времена обычно без особых изменений.
Однако существует и понятие революции, зачастую игнорируемое юристами, хотя революция является социальным и, главным образом, юридическим фактом. Революцию можно определить как резкое и насильственное тотальное и частичное изменение правовой системы. Чаще всего она затрагивает публичное право. Кроме того, бывают революции чисто политические, как, например, революция 1830 года во Франции. А вот революция 1789 года во Франции и 1917 года в России носили кардинальный характер и для права, и для структуры общества.
Таким образом, в обществе имеют место различные по сущности и сложности противоречия, в том числе и конфликты, которые разрешаются по-разному. Самый лучший путь – это высокий уровень культуры, объективная оценка столкновений, разногласий между противодействующими сторонами, поиск и претворение в действительность разумных средств, форм и методов их смягчения либо прекращения. Однако много жизненных ситуаций нуждается в уголовном, гражданском и другом регулировании, что требует определенных правовых актов и институтов. Их содержание должно отражать проблему активного решения задачи прогрессивного развития общества и борьбы против негативных явлений в нем. Это одна из центральных проблем социологии права, предполагающая на основе научного анализа существующей системы социальных условий жизни людей, выявление действующих и прогнозных тенденций их развития.
К социальным условиям относятся общественные отношения (производственные, правовые, социально-классовые, национальные, семейные), интересы и потребности людей, связанные с питанием, одеждой, жильем, просвещением, отдыхом, здравоохранением. Указанные социальные условия требуют определенного правового регулирования.
Механизм социальной обусловленности права весьма сложен. Фактические социальные условия отражаются в виде интересов, мотивов и целей в сознании людей, что находит преломление в деятельности государственных органов и общественных организаций, предлагающих проекты законных и подзаконных норм, а затем и в деятельности законодательных и других органов. При этом важно:
- исследователям стремиться знать глубже круг типичных интересов личностей и социальных общностей,
- в процессе управленческо-правовой деятельности нельзя действовать по принципу сужения знания указанного круга.
Определенное содержание социальных условий жизни граждан Беларуси регулируются действующими правовыми актами. Так, по переписи населения 1989 года в Республике Беларусь проживают 77,86% – белорусов, 13,22% – русских, 4,11% - поляков, 2,87% – украинцев, 1,1% – евреев и 0,84% – литовцев, азербайджанцев, молдаван, армян, узбеков, грузин, цыган, чехов, немцев. В Беларуси нет межнациональных конфликтов, чему способствуют принятые в республике Конституции (Основной Закон) Республики Беларусь (ст. 10, 11, 12, 14 (1ч.), 17, 52), законы «О национальных меньшинствах в Республике Беларусь» от 11 ноября 1992 г., «О языках в Республике Беларусь» от 26 января 1990 г., «О гражданстве Республики Беларусь», «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь» от 5 июня 1993 г. и др.
Сложность механизма социальной обусловленности права отражена в ст. 3 Конституции Республики Беларусь: «Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ». Знание интересов и потребностей этого источника, обязательное использование его конструктивных мнений и предложений – главное в создании научно – обоснованных правовых актов. Образно говоря, нельзя ставить телегу впереди лошади. В качестве примера используем разрешение проблемы форм собственности и хозяйствования на селе.
Ежедневно все жители республики связаны с сельским хозяйством. Одни производят, другие потребляют, третьи торгуют. В связи с либерализацией цен каждый из нас остро ощущает эту связь.
С 1 января 1991 г. в Республике Беларусь был введен в действие Кодекс о земле, который содержит важные положения в отношении землепользования. С 1 марта 1991 г. введен в действие закон «О крестьянских фермерских хозяйствах», определяющий размер земельного участка – 50 га, ныне 100 га. В соответствии с Постановлением Верховного Совета Беларуси от 1 января 1991г. на территории республики признано право частной собственности на землю. Закон Республики Беларусь «О праве частной собственности на землю» от 16 июня 1993 г. ( новая редакция 1997 г.) устанавливает государственную и частную земельную собственность.
В 1991–1994 гг. группой социологов был проведен анкетный опрос 3502 работников 13 хозяйств республики. Были выявлены следующие данные: большинство участников опроса желают трудиться в колхозе и вести личное подсобное хозяйство. Подавляющее большинство сельчан не желают расставаться с коллективным владением основными производственными фондами. Наибольшей популярностью пользуются личные подсобные хозяйства, которые в начале 90-х годов производили около 33% валовой продукции сельского хозяйства. Ныне, конечно, намного больше. Фермерских хозяйств в Беларуси около 3 тысяч, они производят всего 0,8 % всей сельхозпродукции.
Ныне в сельской местности есть колхозы, совхозы, личные подсобные хозяйства, фермерство, огородничество, садовые и дачные участки. Они в комплексе решают проблему продовольствия и сырья для промышленности, но нужен слаженный оркестр с толковым дирижером. Сейчас очень актуальна проблема «лежачих» колхозов и совхозов. Обновлять и дополнять, создавать новые правовые акты о земельных отношениях невозможно без учета мнения землевладельцев и землепользователей.

ВЫБОРКА из анкеты
В какой степени вы знаете правовые акты о земельных отношениях?

п/п Варианты ответов Закон
«О крестьянском фермерском хозяйстве Закон
«О праве собственности на землю» Кодекс о земле
1. Хорошо знают 2,6 1,1 4,2
2. Знают в общих чертах 24,3 14,1 24,3
3. Слышали о них, но не знакомы с их содержанием 67,3 74,7 66,9
4. Не ответили 5,8 10,1 4,6

Таким образом, подавляющее большинство сельчан не знает сущности указанных документов.



Обсудить на форуме

Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Регистрация

Реклама

Последние комментарии