БарГУ.by » Учебные материалы » КСРы » Социология права » СОЦИОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

СОЦИОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

Автор: Maxvel 2-11-2012, 21:42

СОЦИОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

1. Социологический подход к преступлению.
2. Прогноз развития преступности в мире.
3. Криминальная личность как субъект преступления.
4. Наказание преступника как социологическая проблема.

 

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера


1. Социологический подход к преступлению. Специфика социологического подхода к девиациям заключается в его принципиальной многомерности, предполагающей способность выйти за рамки плоскостного осмысления феномена правонарушения в терминах « законопослушность, нарушение». Социология права изучает не только юридические, но и фактические преступления – насильственные деяния, обрекающие людей на смерть, материальные лишения и физические страдания, но не зафиксированные законодательно в качестве преступлений (анонимное насилие – пытки в следственном изоляторе и так далее).
Социология права рассматривает преступность сквозь призму социального поведения, то есть как специфическое криминальное поведение, принимающее форму профессиональной преступности.
Профессиональная преступность – совершение преступлений с целью извлечения средств к существованию, получения постоянного дополнительного или основного дохода.
Признаками профессиональной преступности являются:
1. совершение преступлений – способ добычи средств к существованию,
2. включает в себя предварительную подготовку, использование специальных средств, овладение профессиональными навыками,
3. иерархия и внутриклановая градация, жаргон,
4. объединение по профессиональному признаку,
5. наличие субкультуры,
6. наличие моделей посткриминального поведения.
Преступники совершают правонарушения, преступления, социология права рассматривает такое поведение как кризис между интересами и потребностями человека и невозможностью (по его мнению) их реализовать никакими другими путями, кроме отклоняющихся от нравственных и правовых норм.
Наиболее видным последователем в этой области знания является Э.Дюркгейм, считающий, что преступность как социальное явление свойственна любым человеческим сообществам и имеет естественную природу. Главное в его работе то, что он представлял социальную среду (условия) как фактор, детерминирующий и нормальные и патологические явления.
Ч.Ломброзо (1835–1909) в 1897 году выступил в печати со своей теорией «прирожденного преступника». Но исследования утверждают, что в социальной среде усваивается, скоре всего, не преступное, а нормальное поведение.
Формирование законопослушной личности связано с эффективностью процесса социализации и воспитания.
Однако следует учитывать, что исследования М.В.Лупандина и В.Н.Кудрявцева доказывают, что умственная отсталость, имеющая, в том числе и наследственные истоки, характерна в тех или иных формах почти для трети лиц, совершивших различные, особенно связанные с насилием над личностью преступления. Итак, врожденная патология биопсихологической системы личности является серьезной субъективной предпосылкой формирования преступного поведения индивида.

2. Прогноз развития преступности в мире. Преступность стала международной проблемой после второй мировой войны. Расчеты демографов показывают, что численность населения в конце 20 века прирастала приблизительно на 100 млн. человек в год, то есть на 1 – 1,5 %, тогда как преступность увеличивалась на 5% или в 3-5 раз быстрее. За последние 30–40 лет она увеличилась в среднем в 3-4 раза, на территории бывшего СССР – в 6-8 раз, в США – в 7-8 раз, во Франции – в 5-6 раз, в Японии – 1,5-2 раза. По данным ООН, прирост преступности в мире составляет в среднем 5% в год.
Специалисты отмечают тенденции мировой преступности:
1. профессионализация,
2. интенсификация,
3. рост организованной преступности,
4. интеллектуализация,
5. усиление корыстной направленности (в основном в России),
6. увеличение изощренности, вооруженности и технической оснащенности,
7. возрастание доли тяжких преступлений,
8. коррумпированность, сращивание органов власти и криминальных структур,
9. интенсивное расширение криминогенной социальной базы за счет увеличения маргинального слоя люмпенизированных групп населения (безработных, бездомных), особенно среди молодежи,
10. криминализация содержания СМИ,
11. превращение криминального поведения в обыденный атрибут повседневной жизни.
В мире кино, телевидения, культуры в последнее время абсолютно доминирует криминальная тема. Если в США к этому выработался иммунитет, то в других государствах – еще нет. По некоторым подсчетам по российскому телевидению в день показывается до 20-30 криминальных сюжетов зарубежного или отечественного производства.
К числу приоритетных задач любого общества относится предупреждение и борьба с преступностью. Но во всех странах мира уровень латентности увеличивается, а раскрываемость преступлений и выявляемость правонарушителей не растет.
В современной криминологии при изучении причин и разработке мер борьбы с преступностью, принято сравнивать основные количественные и качественные характеристики преступности в странах с самым высоким и низким уровнем преступности. Таковыми на протяжении многих лет являются США и Япония.
Наибольшее число преступления в мире совершается в США. Число индексных преступлений – учитываемых в уголовной статистике, по которым рассчитывается коэффициент преступности, в разных станах неодинаков. В США – 8 (убийство, изнасилование, нападение при отягчающих обстоятельствах, разбой, грабеж, кража, угон автомобилей, поджог), в Англии – 70, в Германии – 24, во Франции – 22. В Японии уместно совмещены традиция и современность, и она является страной, не отягощенной преступностью. ¼ часть – автотранспортные преступления, остальные же преимущественно (85%) – имущественные преступления.

3. Криминальная личность как субъект преступления. Поведение человека зависит от его социальной ориентации, поэтому в судебных процессах учитывается и личность преступника. Эксперты составляют психологические портреты преступников, особенно это помогает при расследовании преступлений, совершенных серийными маньяками.
На вопрос о том, что же влияет на становление криминальной личности в современной науке, существует три варианта ответа:
1) антропологический (биологический) Ч.Ломброзо;
2) социологический (Э.Дюркгейм, Г.Тард – причину преступности видел в общественных факторах, в условиях жизни людей);
3) психологический (З.Фрейд, А.Адлер, Дж.Доллард – причиной преступного поведения считал агрессию, возникающую на почве фрустрации – реакции индивида на невозможность реализации своих целей, неудовлетворенности желаний. Такая разрядка может наступить любой момент и быть направлена в сторону любого человека, группы (ясна причина немотивированной стрельбы по прохожим).
В.Г.Харчева выделила три типа личности, наиболее склонных к совершению преступлений:
- глобальный преступный тип, для которого характерна полная преступная заряженность. Особо опасные рецидивисты;
- парциальный тип – с частичной преступной заряженностью. Лица, систематически совершающие хищения на производстве,
- предкриминальный тип – характерен для лиц с присущей им высокой эмоциональной возбудимостью, недостаточным самообладанием. В конфликтной ситуации они способны на преступление: хулиганство, убийство из ревности.
Итак, анализ всех этих теорий способствует раскрытию понятия личности преступника.
В коллективной работе «Личность преступника» был дан портрет правонарушителя 70-х гг. 85% преступников – мужчины, преимущественно с незаконченным средним образованием, представители малоквалифицированных профессий. Наиболее активное преступное поведение 25-29 лет. В исследованиях К.Е.Игошева была обнаружена тенденция, что 48,9% преступлений и правонарушений имеют в своей основе неосознанные мотивы, что свидетельствует о непред-умышленности и импульсивности преступных действий, совершаемых подростками и молодежью.
В 1991 г. было опрошено 327 мужчин, осужденных в основном за тяжкие преступления и отбывающих наказание в колонии усиленного режима. Из них в возрасте до 25 лет оказалось 42% и от 25 до 50 лет – 48%. По характеру совершенных преступлений преобладали насильственные преступники – 54% и корыстные – 30%.
Полученные данные не выявили особых расхождений в оценках в зависимости от категорий осужденных. Видимо это объясняется тем, что часто насильники ранее были судимы за корыстные преступления и наоборот, то есть в массе своей контингент достаточно однородный. Не исключено, что определенная нивелировка могла произойти и вследствие длительного пребывания в местах лишения свободы – 79% имели срок наказания свыше трех лет. В связи с этим возникает закономерный вопрос: что больше определяет отношение осужденных к тем или иным вопросам – личная мотивация или стереотипы и нравы уголовного мира?
Дать однозначный ответ непросто. Тем более, что как показывают исследования, осужденные часто обращаются к групповым нормам и правилам как к своеобразному способу психологической защиты. Необходимо учитывать и другое: предложение» покопаться» в сугубо личном, вспомнить нелегкие минуты следствия и суда может вызвать отрицательные эмоции.
Чтобы исключить или как-то смягчить влияние этих факторов, опрашиваемым задавались общие вопросы, предлагалась дать независимую оценку различным правовым явлениям, выявлялось отношение к эмоционально нейтральным проблемам. Например, на вопрос «Желаете ли Вы знать лучше уголовное законодательство?» абсолютное большинство (93%) дали утвердительный ответ. А вот мотивы познания разные. 26%(в основном молодежь) считают, что они отказались бы от совершения преступления. Для четверти опрашиваемых знание законов никоим образом не повлияло бы на совершение преступления. Значительная часть (47%) хотели бы знать законодательство, чтобы использовать эти знания для противодействия органам суда и следствия или сокрытия преступления.
По-разному оценивая свое преступное прошлое, абсолютное большинство осужденных считают, однако, что попали в места лишения свободы из-за случайного стечения обстоятельств, грубых личных просчетов либо правовой неосведомленности.
С некоторыми оговорками можно сказать, что такая установка сформировалась в ходе следствия или суда и в какой-то мере в ней повинны сами правоохранительные органы. Во всяком случае 805 опрошенных осужденных уверены, что ни следователь, ни суд даже не пытались установить истинные мотивы и причины совершенного преступления. Более того, лишь 13% полагают, что были установлены все обстоятельства их преступной деятельности. В остальных случаях либо не выявлены все соучастники, либо не раскрыты другие преступления.
С точки зрения профилактики рецидива наличие у осужденных подобных установок – фактор весьма негативный. От совершения преступления, как известно, удерживает не столько тяжесть возможного наказания, сколько вероятность разоблачения. И здесь следует обратить внимание на то, что последнее время в печати появился ряд материалов, где утверждается, что состояние преступности никак не связано с деятельностью правоохранительных органов. Ничем, кроме все возрастающей растерянности, вызванной обострением социальной напряженности и резким ростом преступности, такие выступления не объяснить. Очевидно, что такая связь существует. Состояние, уровень, динамика преступности прямо зависят от деятельности этих органов и не только от количественных характеристик (эффективность, техническая оснащенность, правовая обеспеченность), но и от ее нравственной основы.
В этой связи обращает на себя внимание воспитательная роль правосудия. Так, 25% осужденных заявили, что ни сам процесс, ни его участники не оставили в их памяти особого следа. Кульминационное событие – вынесение приговора – у большинства (64%) вызвало озлобление, и лишь немногие (10%) посчитали его справедливым, а 15% остались равнодушными. Запомнились: адвокат (24%), следователь (21%), прокурор (18%), судья (14%). Но на вопрос «Кто из участников процесса оказал на Вас положительное влияние?» 71% ответили отрицательно. И лишь 24% указали на адвоката, судью (5%) и следователя (1%).
Наиболее охотно и подробно опрашиваемые давали характеристику следователя. В целом его образ представлен негативно: вызвал чувство отвращения (21%), хитрый и коварный (19%), не хватало ума и интеллигентности (11%), был груб и оказывал психологическое давление (12%). О случаях физического принуждения никто не упоминал.
Весьма специфично осужденные оценивают и роль адвоката. С одной стороны, как уже отмечалось, адвокат имеет наибольший рейтинг, с другой - на его помощь мало кто рассчитывал всерьез. В результате лишь 14% сами выбрали себе адвоката и возлагали на него определенные надежды. В большинстве же случаев его нанимали родственники (36%), рекомендовал следователь (11%) либо иные лица (сокамерники – 35, приятели – 4% и другие). Для четверти осужденных было вообще безразлично, кто и как их будет защищать, и адвокат в их деле участвовал по назначению суда.
Чем же объяснить столь слабую заинтересованность лиц, нуждающихся в ней прежде всего? В самом общем плане, престиж и социальная значимость адвокатской деятельности зависят от того положения, которое занимает адвокатура в системе государственных органов, а также от уровня правовой культуры населения. Разумеется есть много других факторов, определяющих отношение различных слоев населения к профессии юриста вообще и адвоката в частности. В данном случае отчетливо обнаружились два обстоятельства: это какая – то фатальная убежденность большинства осужденных в том, что ничего уже нельзя изменить и неверие в возможности адвоката как профессионала.
В самом деле, если мы обратимся к статистике, то обнаружим, что количество оправдательных приговоров в последние годы не превышало 0,3%, тогда как даже в мрачные 30–40-е годы они составляли 10%. Карательная практика судов, согласно официальным данным, остается очень жесткой, особенно в сравнении с западными странами. Поэтому нет ничего удивительного в том, что две трети осужденных выразили неудовлетворение результатами участия адвоката в деле. Назывались разные причины: адвокат не был заинтересован в исходе дела (23%), к своим обязанностям относился формально (11%), у адвоката не было реальной возможности оказать помощь (5%), адвокат пытался помочь, но его никто не слушал (30%), от адвоката нет никакой пользы (9%). Назывались и иные причины.
Еще одна особенность правового сознания осужденных: деятельность адвоката подчас ассоциируется с деятельностью правоохранительных органов вообще. Адвокат в их представлении не член независимой общественной организации, а сотрудник правоохранительной системы наряду со следователем, судьей, прокурором. Видимо это обстоятельство существенно затрудняет выполнение адвокатом своих профессиональных функций (сложнее установить психологический контакт, выяснить обстоятельства, имеющие значение для защиты). Во всяком случае, лишь 42% опрошенных могли определенно сказать, что в ходе следствия и суда у них сложились хорошие, доверительные отношения со своим защитником, и они откровенно рассказали все, что его интересовало. В остальных случаях, судя по результатам опроса, осужденные мало представляли себе возможности адвоката и держались с ним настороженно или вообще не доверяли.
В целом, недоверие или даже озлобленность являются основными признаками, определяющими отношение осужденных к деятельности правоохранительных органов. Именно деятельности, постольку это отношение редко персонализируется. Характеристики, даваемые осужденными – это прежде всего отношение к профессиональным обязанностям этих лиц. Например, мало кто из опрошенных запомнил следователя, хотя именно его образ представлен в ответах наиболее полно и однозначно.
Все это может свидетельствовать о наличии устойчивых стереотипах в правовом сознании осужденных. Однозначно негативное отношение большинства из них к правосудию и иным органам, ведущим борьбу с преступностью, могло сформироваться под влиянием этических норм уголовного мира, вследствие искаженного восприятия правовых реалий. У большинства (59%) представление о правоохранительных органах после следствия и суда ухудшилось (улучшилось у 4%). И только 5% верят в справедливость нашего правосудия. Основная же часть осужденных либо сомневается (25%), либо вообще не верит, что суд может вынести объективный приговор (63%).
Примечательно, что справедливость половина опрошенных отождествляет с независимостью суда, его способностью принять решение с учетом всех обстоятельств дела. Треть связывает это понятие со сроками наказания, 8% готовы согласиться, что наказание может быть средством исправление и перевоспитания. Абсолютное большинство считают его прежде всего карой или местью государства, либо вообще не находят в наказании позитивного содержания и считают его совершенно бессмысленным (последнее особенно характерно для насильственных преступников).
В том, что отношение осужденных к правосудию небеспристрастно, нет ничего неожиданного. Проблема в другом: часто сами юристы не ждут другого отношения к себе со стороны правонарушителей и полагают, что те просто не способны к объективному восприятию смысла правоохранительной деятельности. Подобные настроения создают дополнительные трудности в их работе и приводят подчас к конфликтам.
Однако опытные юристы с пониманием относятся к эмоциональному состоянию правонарушителей, стараются преодолеть враждебность и отчужденность с их стороны.
Таким образом, можно сделать не очень утешительный вывод, что сами правоохранительные органы несколько дискредитировали себя, поэтому они не обладают реальной возможностью осуществления превентивной политики, а только возможностью принуждения к осуществлению ряда ограничительных действий.

4. Наказание преступника как социологическая проблема. Безусловно, что очень важно установить мотивы совершения правонарушения и максимально предупредить совершение преступлений другими лицами.
В США в крупных городах применяется метод интеграции в делинквентные шайки подростков социальных работников, которые пытаются переориентировать деятельность подростков с делинквентной основы на конструктивную. Социальные работники обладают многими знаниями, в том числе и теорией промежуточной группы известного западного психолога Л.Яблонского.
Он исследовал 30 групп делинквентов и выявил 3 уровня:
1. центр шайки, составляющий ее костяк,
2. подростки, объявившие о своем участии в деятельности группы в соответствии со своими эмоциональными потребностями в данное время,
3. периферийные члены, участвующие в ее деятельности от случая к случаю, причем и тогда редко осуществляющие себя с ней.
Л.Яблонский считает, что наиболее эффективна социальная работа по реабилитации промежуточных групп. Активная работа с лицами с пограничными формами поведения позволяет обществу сократить число преступников.
Основы науки о наказании были заложены итальянским исследователем Чезаре Беккария, когда он поставил вопрос о соразмерности наказания (1764). Существует специальная наука о наказании – пенология. Дюркгейм способствовал перемещению исследований с преступности на наказание. Социологической проблемой является и применение пыток. По мнению исследователя форм пыток, датского врача Инги Генефке, цель пытки состоит в том, чтобы держать людей в постоянном страхе. Пытка не только причиняет физическое страдание («ласточка»), но и ломает психику. Поэтому применение пыток недопустимо согласно международному законодательству.
Функции уголовного наказания. Уголовное наказание – сложное явление, выполняющее разные функции и ставящее разные цели:
1) Функция возмездия не указана в Уголовном кодексе Республики Беларусь (УК РБ), но, по мнению И.И.Карпеца назначение наказание именно в этом.
2) Функция предупреждения указана в УК РБ.
Выделяют 2 вида предупреждения:
Специальное (частная превенция) – заключается в изоляции преступника от общества с целью помешать ему совершить дальнейшие преступления. Общее предупреждение (общая превенция) – состоит в профилактике и информировании неустойчивых членов общества о грозящей им уголовной ответственности за возможное нарушение закона. Частная превенция выполняет и психологическую функцию, а общая несет в себе и функцию социального контроля.
3) Восстановление социальной справедливости.
Имеет расплывчатую формулировку. В большей степени отражает принцип возмездия. Далеко не все преступления направлены против социальной справедливости, например преступления сексуального характера.
4) Функция исправления.
В советском обществе занимала важное место, но не сейчас. Около 52% помилованных в совершении убийств лиц, в течении года после помилования совершают новое преступление, причем каждые 11% – новое убийство. В США для преступников, совершивших нетяжкие преступления, существует право выбора между тюремным заключением и уплатой большого штрафа.
Согласно научным исследованиям, существует предел существования человека в тюрьме, после которого начинаются процессы разрушения психики. Этот предел равен 5-8 годам заключения. В европейских странах он значительно выше, так как содержание более человечно, даже предоставляются возможности самообразования и приобретения профессии.
Высшая мера наказания – смертная казнь – исключительный вид наказания. Социология права рассматривает смертную казнь, выявляя ее влияние на общество. Полностью отменена смертная казнь в Швеции, Норвегии, Дании, Австрии, Германии, Франции, Португалии (35 государств). В 20 государствах смертная казнь возможна только в военное время (Англия, Италия, Канада, Аргентина, Израиль). В 100 странах смертная казнь сохранена (азиатские, африканские государства, США). В США смертная казнь существует в 38 штатах из 50 и здесь применяют 5 разных способов: расстрел, повешение, электрический стул, инъекция яда, газовая камера. Во многих штатах право выбора остается за осужденным.
В Китае смертная казнь применяется часто за убийство, торговлю наркотиками, коррупцию, расхищение государственной собственности. Осуществляется раз в год посредством расстрела.
Отмена смертной казни – одно из условий членства в Европейский Союз, поэтому Российская Федерация ввела мораторий на смертную казнь. Однако 80% россиян высказываются в поддержку смертной казни, а 50% – за публичное ее проведение.
Американский социолог Т. Селин проводил исследования и пришел к выводу, что количество убийств остается на одном уровне в штатах, где применяется смертная казнь и где нет.
Экспертами ООН были проведены исследования в ряде государств и это заключение было подтверждено. И.Эрлих (американец) исходит из своей методики, в которой преступник рассчитывает процент вероятности риска и исходя из этого принимает решение.
Показатели риска:
- вероятность ареста,
- вероятность доказательства совершения им преступления,
- вероятность осуждения на срок тюремного заключения,
- вероятность приговора к смертной казни.
В республике Беларусь смертная казнь не отменена, применяется за особо опасные преступления, приводится в исполнения непублично путем расстрела. Тело для захоронения не выдается и о месте захоронения родственникам не сообщается (ст. 175 Уголовно-исполнительного кодекса 2000 г.).



Обсудить на форуме

Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Регистрация

Реклама

Последние комментарии