БарГУ.by » Учебные материалы » Лекции » ИПиПУ » Политические и правовые учения в XX вв.

Политические и правовые учения в XX вв.

Автор: Maxvel 6-01-2011, 19:38

Политические и правовые учения в XX вв.

 

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера

Социологические теории государства и права
Среди ученых, занимавшихся в XX в. развитием социологических концепций государства и права, следует назвать такие имена, как Роско Паунд (1870—1964 гг.), Евгений Эрлих (1862—1922 гг.), Леон Дюги (1859—1928 гг.).
Роско Паунд — родоначальник школы социологической юриспруденции, получившей наибольшее распространение в США, где она конкурировала с аналитической юриспруденцией и естественно-правовым направлением. Основными работами Паунда являются «Юриспруденция», «Современная правовая теория», «Социальное управление посредством права».
Социология права была изложена Роско Паундом в пятитомной работе «Юриспруденция».
Учение о праве Р. Паунда основывается на философии прагматизма, которая рассматривает жизнь исходя из интересов реального человека, действительной меры оценки всех вещей. Само право Паунд рассматривает преимущественно как «инструмент социального контроля», как право в действии, как урегулирование и координацию поведения и социального взаимодействия законопослушных граждан. Саму юриспруденцию Паунд стал называть «юридической социальной инженерией». Юриспруденция, считал Паунд, должна демонстрировать, как действует закон и как он определяет повседневное поведение людей. Он настаивал на том, что право следует рассматривать технологически, инструмен тально в контексте реализации им функции согласования и примирения противоречивых интересов.
По мнению Паунда, право, позволяющее осуществить в жизни цель примирения и гармонизации сталкивающихся интересов, является социальным инструментом, средством обеспечения формы социального контроля над людьми.
В современной правовой системе он выделяет три стороны:
1) право как порядок и способ управления социальными процессами с помощью силы, которая осуществляется государством;
2) официальные правовые документы, которыми руководствуются при отправлении правосудия и принятии управленческих решений;
3) право как процесс администрирования и судопроизводства.
Цель права Паунд видел в примирении и гармонизации сталкивающихся и перекрещивающихся интересов и требований. Поиск сущности права по его мнению должен уступить место в социологии права раскрытию цели и социального назначения права. Принцип целесообразности права составляет основу его технократической, инструментальной интерпретации права. Паунд различал «право в книгах» (законодательство); «право в действии» (правопорядок, судебный и административный процессы).
Другим представителем социологической школы права был австрийский правовед Евгений Эрлих (1862—1922 гг.). Основными работами Эрлиха являются: «Основы социологии права», «Свободное правонахождение и свободная наука права», «О пробелах в праве», «Юридическая логика».
Эрлих исходил из того, что право — это «общественное явление», а наука о праве должна быть частью науки об обществе, т. е. социологии: «Социология права — это научное учение о праве».
В подтверждение социологических взглядов на право Эрлих писал: «Центр тяжести развития права в наше время, как и во все времена, — не в законодательстве, не в юриспруденции, не в судебной практике, а в самом обществе».
Эрлих — автор концепции «живого права», т. е. права, которое фактически уже действует в обществе, возникая спонтанно и опережая право, исходящее от государства. Общество, по Эрлиху, — это источник развития права.
Концепция Эрлиха получила название концепции «свободного права», поскольку для нее стал характерным «свободный подход к праву», который согласно Эрлиху можно обнаружить в практике судебного разбирательства, где имеет место свобода судейского усмотрения. Эрлих предлагал судьям заменить логическую дедукцию, основанную на тексте нормы, индукцией, основанной на социальных данных и интуитивном чувстве справедливости.
Разновидностью социологических учений о государстве и праве стало учение солидаризма. Политико-правовая концепция солидаризма была сформулирована французским социологом Леоном Дюги (1859—1928 гг.), основными работами которого стали: «Государство, объективное право и позитивный закон», «Курс конституционного права».
Солидаризм возник благодаря социологической концепции Огюста Конта, у которого его последователи заимствовали представление об обществе как системе.
Доктрину солидаризма Леон Дюги основывал на социологическом подходе, в соответствии с которым право — это наблюдаемый социальный факт, обусловленный социальными отношениями, сложившимися в обществе.
Основным пунктом учения Дюги стало понятие «солидарность». Данным термином ученый называет зависимость между классами, каждый из которых участвует в социальном производстве. Факт солидарности начинает осознаваться людьми и порождает социальную норму — норму солидарности.
Норма солидарности у Дюги — это не норма морали, а правовая норма, поскольку она касается только внешних проявлений человеческой воли. Норма солидарности стоит выше государства и позитивного законодательства, которые лишь служат для ее осуществления.

Теории юридического позитивизма
и нормативизма
Юридический позитивизм — это система взглядов и учений о праве, рассматривающих последнее с формальных позиций.
Юридический позитивизм как учение сложился в конце XIX — начале XX вв. и был представлен работами таких мыслителей, как К. Бергбом (Германия), А. Эсмен (Франция), T. B. Шершеневич (Россия).
Право рассматривалось позитивистами в собственном смысле как реальное, объективно действующее, формально закрепленное в официальных актах государства. Именно такое право способно обеспечить порядок, гармонию и безопасность в государстве, создать прочный правопорядок.
Позитивисты воспринимали право как совокупность норм, как упорядоченную систему законов и отраслей права. При этом закон рассматривался как словесное выражение мысли законодателя.
Единственное реальное право — то, которое выражено в законе.
Наиболее развернутое изложение и обоснование юридический позитивизм получил в нормативистской теории Г. Кельзена. Нормативизм можно считать юридическим неопозитивизмом. Однако нормативизм обогатил свое содержание достижениями социологии, психологии и философии.
Основные положения нормативизма нашли отражение в работах австрийского юриста Ганса Кельзена (1881—1973 гг.) «Проблема суверенитета и теория международного права», «Общая теория государства», «Общество и природа: социологическое исследование», «Право Объединенных Наций», «Коммунистическая теория права», «Чистое учение о праве».
Кельзен выступал за создание «чистой» правовой науки, очищенной от влияния смежных наук, предметы изучения которой тесно связаны с правом. Он подверг критике современных ему исследователей проблем права за излишнее внимание к проблемам социологии, психологии в ущерб собственно юриспруденции.
Он отделял специфическую науку права (юриспруденцию), во-первых, от философии справедливости, во-вторых, от социологии. Последнюю он относит к наукам, изучающим причинность. Теория права как нормативная наука должна выводить свои понятия исключительно из содержания позитивных законодательных норм.
Доктрина нормативизма Г. Кельзена отличается от позитивизма XIX в. тем, что право рассматривается в динамике, в развитии, как единая система норм и одновременно как процесс их реализации на практике.
Строя свою концепцию, Кельзен обращается к неокантианским разработкам, с которых разворачиваются науки о сущем (sein), к которым относятся социология, история, естественные науки и науки о должном (sollen), к которым относятся юриспруденция и этика, исследующие способы и формы регулирования поведения людей и общения между ними.
Право рассматривалось Кельзеном как совокупность правовых норм, которым присущи следующие функции:
1) регулирование человеческого поведения;
2) возможность применения принуждения к виновным лицам через причинение им зла.
При этом право, по Кельзену, стоит выше государства, так как оно возникло раньше него. Только при определенном минимуме права в обществе может возникнуть государство, когда появляются специализированные институты принуждения.
Позитивное право определялось Г. Кельзеном как иерархия норм права, где основанием действительности нижестоящей нормы служит действительность вышестоящей нормы. Все они образуют иерархический правопорядок, своеобразную лестницу норм, где наивысшей и последней нормой, констатирующей единство всех норм права, является гипотетическая основная норма (grundnorm).
Понятие основной нормы — ключевое понятие нормативистской теории права Кельзена. Эта норма никем не установлена и не зафиксирована в юридических текстах. Она представляет собой «мысленное до-лущение» — трансценденцию — логический постулат.
Следующая ступень иерархии — «общие нормы», установленные в законодательном порядке или путем обычая.
Нижняя ступень иерархии — решения судей, действительность которых определяется «общими нормами».
Право является специфическим порядком, или организацией власти. Государство, таким образом, выступает в двух измерениях — как государство и как право. Государство как право — это «монополия правового сообщества на принуждение», «правовое государство». Государство — это «относительно централизованный правопорядок». Для знания о государстве достаточно знания официального законодательства. Таким образом, Кельзен отождествляет право и государство.
Однако он отрицает идею правового государства, поскольку каждое государство имеет правопорядок.
Г. Кельзен подразделял государства по политическому режиму на демократические и недемократические.
Демократия интерпретируется им в социальном смысле как форма достижения компромисса, при котором уважаются права меньшинства.
Разрабатывая проекты в области международного права, Кельзен говорит о будущем переподчинении суверенных государств международным организациям; первым этапом такого перехода должно стать приведение правовых норм всех стран под демократические стандарты права.
Распространенная в настоящее время концепция преимущества международного права над внутригосударственным, представленная в трудах Кельзена, является существенным вкладом в теорию международного права.

Психологическая теория права
Основателем психологической теории права стал русский ученый-правовед Лев Иосифович Петражицкий (1867—1931 гг.). Психологическая теория была изложена им в следующих работах: «Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии», «Теория права и государства в связи с теорией нравственности».
Петражицкий выступал против этатистского позитивизма, понимающего право как приказ государства. Ученый полагал, что право заключено в психологии человека, а не «где-то в пространстве, над или между людьми». Право, по мнению Петражицкого, коренится в психике индивида. Наряду с «официальным правом», установленным государством, существует интуитивное право, осознаваемое людьми в виде особых императивно-атрибутивных состояний, где «императивность» — переживание своего долга перед другими, а «атрибутивность» — осознание права требовать исполнения обязанности со стороны других.
Ключевым элементом теории Петражицкого является понятие «эмоция». Эмоции по его мнению выступают главным источником права, побудительным моментом, лежащим в основе деятельности и поведения человека.
Петражицкий писал: «Мы переживаем ежедневно многие тысячи эмоций». Одни эмоции он называл жизнеобеспечивающими эмоциями (жажда, голод, сон и др.), другие — этическими эмоциями. Именно благодаря этическим эмоциям человек проявляет себя как социальное существо.
Петражицкий различал два вида этических эмоций: моральные и правовые.
Моральные эмоции являются односторонними и связанными с осознанием человеком своей обязанности или долга, они императивны. Нормы морали — это внутренние императивы.
Правовые эмоции атрибутивны. Они представляют собой переживания нашего долга по отношению к другим с признанием за другими права требовать исполнения этого долга. Правовым эмоциям также соответствует свой вид норм — правовые или юридические. Такие нормы носят обязательно-притязательный, императивный характер.
Право, по Петражицкому, — это совокупность психических переживаний долга и обязанностей, которые имеют императивно-атрибутивный характер.
Петражицкий предложил следующую классификацию права: на основании связи права с государством он выделял официальное и неофициальное право. Официальное право подлежит применению государственной властью и поддерживается с ее стороны. Неофициальное право лишено такого значения, однако оно все же действует в качестве права. На основании формальной определенности право делилось на позитивное и интуитивное. Позитивным считалось право, закрепленное в официальных актах государства. Интуитивное право — результат внутреннего, интуитивного самоопределения, в нем отсутствует ссылка на внешние источники.
Петражицкий оценивал интуитивное право очень высоко, так как интуитивное право — это первичный и древнейший вид права, это индивидуально-разнообразное право, состав диспозиций которого «определяется индивидуальными условиями и обстоятельствами жизни каждого, его характером, воспитанием, образованием, социальным положением про фессиональными знаниями»; оно «сообразуется с конкретными, индивидуальными обстоятельствами данного случая»; «развивается закономерно и постепенно, не подвержено фиксированию и окаменению, не зависит от чьего-либо произвола».
Россия, по мнению Петражицкого, является царством интуитивного права по преимуществу.
Петражицкий пришел к выводу, что с точки зрения социальных целеполаганий и достижения твердого порядка роль права в общественной жизни важнее роли нравственности, поскольку пассивная этическая мотивация явно уступает активной этической мотивации (сознанию правомочности). Правовой психике сообразно ее природе свойственно двустороннее мотивационное действие — «наряду с пассивной этической мотивацией (сознанием долга) имеет место активная (сознание управомоченности)».
Л. И. Петражицкий подверг критике юридико-догматическое воззрение на право, согласно которому «власть» и «государство» имеют характер не научно-содержательных терминов, а, скорее, общеупотребительных в различных областях правосознания без ясно определенного смысла.

Политические взгляды М. Вебера
В середине XX в. завершилось формирование новой общественной науки — политологии. Появившись во второй половине XIX в. в рамках социологии, она заимствовала методы и категории многих наук — антропологии, психологии, философии.
В числе наиболее видных западных ученых конца XIX — начала XX вв., внесших особый вклад в развитие политологии как науки, следует назвать немецкого ученого Макса Вебера (1864—1920 гг.).
Макс Вебер основное внимание уделил изучению такого феномена, как власть. В своей работе «Политика как призвание и профессия» он писал, что политика означает «стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства, между группами людей, которые оно в себе заключает».
Макс Вебер проанализировал феномен власти с разных точек зрения: юридической, психологической, социологической, экономической, политической, этической. Большое внимание Вебер уделял классификации политической власти и ее легитимности. Он выделял три типа власти:
1) патриархальный — основан на прямых, односторонних связях — это власть главы рода, племени, ранних государственных образований;
2) харизматический — характерен для переходных обществ, где происходят радикальные изменения ценностных ориентации и институтов.
Данный тип власти связан с наделением правителей сверхъестественными качествами и властными возможностями; 3) рационально-легитимный — основан на свободном волеизъявлении граждан, выборности всех органов народом, сердцевина такого типа власти — профессиональная бюрократия.
Бюрократия, по М. Веберу, — это господство, основанное не на традиционном почитании, а на строгих и радикальных правилах легалистского характера и назначения. Для идеального типа бюрократии необходимы следующие черты:
1) разделение труда;
2) должностная иерархия и субординация;
3) назначение служащих на основе профессиональной квалификации, а не путем выборов;
4) оплата труда в соответствии с занимаемой должностью;
5) работа в государственном учреждении — основное занятие государственного служащего;
6) смещение с должности осуществляется вышестоящим органом.
Рациональная бюрократия, по Веберу, — пример легального господства.
Основными личными качествами политика по мнению ученого должны быть строгость, чувство ответственности и глазомер, под которым подразумевалась способность воспринимать реальность. Главной задачей политика Вебер считал служение исключительно делу, чему смертным врагом является тщеславие, самоопьянение властью.

Теории власти и политических элит
Г. Моска и В. Парето
Другим учением политической науки начала XX в. стала теория элит, разработанная итальянскими учеными Вильфредо Парето (1848—1923 гг.) и Гаэтано Моска (1858—1941 гг.). Концепция элит была изложена В. Парето в «Трактате по общей социологии».
Заслугой В. Парето является прежде всего то, что он первым дал теоретическое обоснование элиты, рассмотрел ее особенности, роль в обществе.
Методологические же истоки подхода к элите были заложены в его политэкономических трудах. Такой важнейшей методологической «подсказкой» послужила кривая, отражавшая принцип распределения доходов. Внимание Парето привлекло то обстоятельство, что буквально повсюду, какую бы страну ни взять, значение уравнения, выражающего эту кривую, оказывается близким к одному и тому же числу. Отсюда и принципиальный вывод: «Неравенство распределения доходов, оче видно, зависит гораздо больше от самой природы человека, чем от экономической организации общества». В этом Парето увидел универсальную модель, пригодную для всех сфер жизни, а не только экономики: «Если предположить, что мы расположим людей в соответствии с другими критериями, например по их мыслительным способностям, по их математической одаренности, их музыкальным, поэтическим, литературным талантам, по степени их моральности и так далее, мы, скорее всего, получим кривую, более или менее похожую на ту, которую мы находим применительно к распределению богатств».
С точки зрения Парето, в любом обществе всегда правит элита, которая представляет собой избранную часть населения и которой противостоит остальная часть, приспосабливающаяся «к полученным от нее стимулам».
В зависимости от того, в какой сфере образуется элита, она подразделяется на «господствующую элиту» и «неправящую элиту». Господствующая элита является управляющей, неправящая — управляемой.
Отводя элите первостепенную роль в общественном развитии, итальянский мыслитель (кстати, носивший титул маркиза) вместе с тем приземляет смысл самого этого слова, лишает его ореола избранности. В «Трактате» понятие «элита» подверглось девальвации. Вследствие ценностного нейтралитета в сочетании со статистическим подходом термин «элита» приобрел крайне расширительное толкование. Если первоначально он применялся главным образом к верхам господствующего класса, то теперь Парето готов распространить его на все сферы жизни и деятельности, на самые разнообразные группы людей.
С легкой руки Парето принято говорить не только о политической, но и об артистической, спортивной, даже криминальной элите. Само это слово используется как в единственном, так и во множественном числе.
Парето дал свою типологию элиты. Критериями для нее послужили методы осуществления властных функций. Среди них основополагающими являются два: сила и хитрость. Отсюда выделены и два типа элиты: львы и лисы. Кроме того, итальянский ученый говорит еще об элите типа S (ее представителей он именует спекулянтами) и элите типа R (рантье). От первых исходит инициатива к изменениям, к экономическому и социальному прогрессу. Тип R, наоборот, — «мощный элемент стабильности и во многих случаях противодействует опасности, проистекающей от склонных к авантюрам спекулянтов». Общество, где доминируют рантье, становится неподвижным и как бы кристаллизуется. Общество, где преобладают спекулянты, живет в состоянии шаткого равновесия, которое может рухнуть от незначительной случайности внутри или вне его. Смена, или, как предпочитал говорить Парето, циркуляция элит, связана по мысли ученого с кризисными циклами. Главной движущей силой процесса циркуляции элит является воля к власти более молодой и энергичной элиты.
Среди способов правления В. Парето уделял немалое внимание политической идеологии, которую используют элиты. Парето доказал, что идеология представляет собой набор псевдоаргументов, систему демагогических ухищрений, облаченных в теоретическую форму и призванных замаскировать истинные мотивы политических действий. Называя идеологии термином «деривация» (производная), Парето подчеркивал их вторичный, производный от чувства характер.
Гаэтано Моска термин «господствующая элита» заменил на термин «правящий класс». Как и Парето, он исходил из того, что общество любой страны делится на два класса — класс правящих (меньшинство) и класс управляемых (большинство). Власть меньшинства неизбежна в силу его организованности и качественного отличия, дающего ему материальное, интеллектуальное и моральное превосходство над большинством. Все правящие классы стремятся стать наследственными. Это ведет к стремлению не допустить проникновения извне в их ряды других элементов. В результате появляются закрытые правящие классы. В ходе неизбежного конфликта между старыми и новыми силами высшие правящие до этого классы приходят в упадок, уступая место низшим. Таким образом, «в человеческих обществах преобладает то тенденция формирования закрытых, устойчивых, кристаллизованных правящих классов, то тенденция, ведущая к более или менее быстрому их обновлению».
Вклад Парето и Моска в современную политическую теорию связан главным образом с определением структуры власти и сосредоточением внимания на групповом характере реализации власти в любой ее форме.

Политико-правовая идеология национал-социализма
В начале 1920-х гг., в Германии потерпевшей поражение в Первой мировой войне и оказавшейся в состоянии глубокого социально-экономического кризиса, возникло национал-социалистическое движение.
Однако все важнейшие принципы национал-социалистической идеологии были сформулированы в германском правом экстремизме задолго до начала 20-х гг. Гитлер был одним из немногих, кто с фанатизмом воспринял эту идеологию во время Первой мировой войны. После 1918 г. ультрареакционная идеология стала объединяющей силой для всех консервативных групп.
Распространение нацистской идеологии в массах было подготовлено деятельностью воинствующего национализма конца XIX — начала XX вв., характерной особенностью которого был не только разнузданный шови¬низм, но и отрицательное отношение к буржуазной демократии.
Основными чертами нацистской идеологии стали ненависть к коммунистическому движению, расизм, стремление к созданию тоталитарного режима, выражавшие классовую сущность нацизма, защищавшего интересы наиболее агрессивных и реакционных кругов германского империализма.
Идеология нацизма связана в первую очередь с гипертрофированным национализмом, антисемитизмом, расизмом и идеей национального социализма, глашатаями которых еще до появления нацизма в XIX — начале XX вв. выступили А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, Р. Лагарде, Р. Вагнер, А. Гобино, X. Чемберлен, Е. Дюринг. Идеологами нацизма являлись Е. Никиш, О. Шпенглер, М. Брук, Р. Юнг, А. Розенберг.
В своем формировании нацистская идеология испытала влияние различных политических сил. Заимствуя идеи, образ или же имя мыслителя, нацисты вкладывали в них свой собственный смысл, далекий от его первоначального значения. Воспринимая элементы романтического идеализма, социал-дарвинизма, геополитики, фелькишеской («народнической» — 3. О.) мысли, младоконсерватизма, расизма, идеологи национал-социализма сумели на этой довольно зыбкой основе создать свое учение. Идеология национал-социализма неоригинальна в отдельных ее элементах, но она — результат агрегации разнородных идеологических положений, при которой старые идеи стали инструментом действия.
В отличие от предшествующих течений идеология германского фашизма взяла в качестве основного положения расизм, используя его не только для толкования человеческой истории, что характерно для самой расовой мысли, но что самое главное — для теории государственного строительства.
Теоретические основы расизма были сформулированы в опубликованном во Франции в 1853—] 855 гг. четырехтомном издании графа Жозефа Артюра де Гобино «Опыт о неравенстве человеческих рас». Суть позиции Гобино состояла в выдвинутом им антидемократическом тезисе, согласно которому существуют разные по своей ценности расы. Любой упадок культуры называется «вырождением», причина которого — смешение «полноценных» рас с «неполноценными». Потому культуру могут сохранить только группы, которые соблюдают свою чистоту во многих поколениях. Иначе говоря, все бедствия проистекают от равенства, которое равнозначно вырождению. Оно ведет к упадку культуры и прежде всего к потере данной нацией способности господствовать. Гобино первым предпринял попытку изобразить всю мировую историю как историю борьбы «благородных» рас против «неполноценных». Он — первый, кто интерпретировал всю историю человечества как историю борьбы рас, и потому может рассматриваться как основатель теоретического расизма. Человеком, который объединил ключевые положения расизма в духе Гобино с притязаниями на власть германского капитала, был Хьюстон Стюарт Чемберлен. В вышедшем еще в 1899 г. главном труде «Основы XIX в.» Чемберлен отнес приписывавшееся Гобино «белой расе» общее качество «носителей всей культуры» исключительно к «германству», и особенно к «немцам», делая отсюда вывод, что они призваны «господствовать на всем земном шаре». X. С. Чемберлен был первым, кто в Германии заложил основы расовой теории, а также евгеники — науки о расовой чистоте.
Немецкий народ относится нацистскими теоретиками к нордическому народу, происходящему из Северо-Западной Европы, оказавшему основополагающее воздействие на формирование западноевропейской культуры. В нацистских работах присутствовало отождествление его с арийцем (ариец — представитель арийской расы, термин, использующийся в расовых концепциях для обозначения высшего расового типа — белокурых ариев — 3. О.), выступающим «Прометеем человечества», который своим существованием несет процветание миру. В нем сосредоточивались все лучшие качества человека; все художественные и технические достижения являлись следствием деятельности арийцев. В представлении идеологов нацизма он был идеалом, а не конкретной личностью. Со временем арийский тип был сведен ими к строго определенным физическим характеристикам, являвшимся мерилом для подтверждения или опровержения принадлежности человека к нордической природе.
Созданный арийский тип выступал в нацистском мировоззрении в качестве эталона для германской нации. Заявляя о своем стремлении переустроить духовную жизнь страны и каждого ее отдельного гражданина, нацисты были вынуждены воплотить свои личностные, интеллектуальные, духовные чаяния в фигуре арийца. Он должен был прийти на смену существующему в их представлении ущербному типу немца периода веймарской демократии, который, пойдя на поводу у ложных и чуждых германскому духу идеалов, утратил качества, присущие его характеру. Ариец выступал как антипод «веймарского человека» и прообраз будущего германского народа.
А. Гитлер сделал расовую доктрину стержнем учения о «третьем рейхе». Задача высшей расы согласно нацистскому фюреру состояла в том, чтобы вести неустанную борьбу за свою чистоту, за утверждение своего господствующего положения и создание расово-иерархической структуры во всем мире, на вершине которой будет находиться арийско-нордическая раса во главе с ее германским ядром. Неполноценные расы — арабы, славяне, цыгане, негры, евреи — должны будут занять подчиненное место в этой структуре.
С расовой теорией как составной частью идеологии фашизма были теснейшим образом связаны также реакционный национализм и шовинизм, а антисемитизм стал неотъемлемой частью расовой теории в «Третьем рейхе» и со временем был развит в практику геноцида.



Обсудить на форуме

Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Регистрация

Реклама

Последние комментарии