БарГУ.by » Учебные материалы » КСРы » Уголовное право » ИСТОРИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ИСТОРИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Автор: Maxvel 8-02-2011, 16:01

ИСТОРИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера

C древних времен в человеческом обществе существовали определенные правила поведения, а для их поддержания существовала определенная система ответсвенности провинившегося, которая со временем превратилась в уголовное законодательство. С возникновением государств появилась письменно закрепленная система уголовного права. 
Институты уголовного права, как и характер применяемых мер наказания, изменялись в зависимости от эпохи, общей культуры народа, образа жизни людей, их обычаев. 
Уголовное право феодальной Беларуси
Основным источником изучения уголовного права Беларуси являются памятники права. В первых писаных памятниках права феодальной Беларуси, которые дошли до нашего времени, содержались незначительные фрагменты норм о преступлениях и наказаниях и по ним трудно судить об уровне развития уголовного права. 
Первый кодифицированный уголовный закон — Судебник Казимира 1468 г. развил идею индивидуализации наказания, сделал попытку ограничить возраст уголовной ответственности, установил единые для всего государства виды наказаний за имущественные преступления. Судебник выдвинул главной целью наказания устрашение, хотя не исключал и имущественную компенсацию. 
Вторым важным источником уголовного права средневековья является Статут Великого княжества Литовского 1588 г., который устанавливал относительно небольшие сроки тюремного заключения (до одного года и шести недель), запрещал смертную казнь в отношении беременных женщин, закреплял повышенную ответственность за преступления против женщин, требовал при определении меры наказания учитывать все обстоятельства дела и руководствоваться судьям только законом и собственной совестью, а в сомнительных случаях — склоняться к освобождению подсудимого от ответственности. 
Впервые понятие преступления, близкое к современному, встречается в общеземской грамоте Казимира 1447 г., где оно характеризуется как “проступок”. В первом кодифицированном криминальном законе — Судебнике 1468 г. дается более четкое определение противоправного характера преступного деяния — законодатель использует такие словосочетания как “выступ из права”, “над правом сягнуть”.
В Статуте 1588 г. постоянно повторяется, что преступление является общевредным, общеопасным, противозаконным деянием. Несмотря на то, что феодальный закон еще не содержит полного и четкого понятия преступления, однако, исходя из анализа соответствующих уголовно-правовых норм, можно сделать вывод, что законодатель признает преступлением противоправное, виновное деяние, несущее в себе элемент общественной опасности и посягающее на феодальный общественный строй, правопорядок, феодальную собственность, человека, его права и интересы.
Законодатель признает объектом преступления конкретные блага и интересы человека, однако проводит разграничение между благами и интересами привилегированного сословия (шляхты) и простых людей. Статут 1588 г. признает также объектом преступного посягательства отношения по поддержанию общественного порядка и общественной нравственности. Одновременно в Статуте оговариваются и случаи, когда посягательства на блага и интересы людей не являются преступными. В частности, не признается криминальным убийство “выволанца” (лица, присужденного к изгнанию за пределы государства), не подлежит уголовному наказанию и посягательство на жизнь убегающего государственного изменника (р.I, ст.7).
Статут регламентирует и двухобъектные преступные деяния. Так, при посягательстве на жизнь лица, имеющего охранную грамоту государя (“глейт наш господарский”), объектом преступления является не только жизнь человека, но и нарушение “уставы” великого князя, его воли (р.I, ст.13).
Статутные нормы говорят о том, что преступления могут совершаться как в форме активных действий человека, так и в форме воздержания от определенных действий, так называемое преступное бездействие (неисполнение воинских обязанностей, недонесение о преступлении и др.).
Для наличия состава некоторых государственных преступлений достаточно обнаружения преступной воли в форме угрозы (“похвалка”, “отповедь”). По Статуту 1588 г. покушение характеризуется двумя признаками: во-первых, началом реализации преступной воли и, во-вторых, недостижением преступного результата. Право говорит о покушении только применительно к государственным преступлениям и преступлениям против человека.
В уголовном законе говорилось о продолжаемых преступлениях. Большое значение в законе придается месту совершения преступления. В статьях, где говорится, что преступление произошло “при дворе господарском”, “в месте нашом судовом”, “на проезжой дорозе” предусмотрены более жесткие санкции. Законодатель также обращает внимание на особенную опасность преступлений, совершенных в местах массового скопления людей. В ряде норм акцентируется внимание на времени совершения преступления (“в зваде вечерней”, во время “посполитого рушенья” и т.д.). 
Принцип индивидуальной ответственности провозглашался в законодательных актах X в. В грамоте Казимира 1447 г. говорилось, что каждый преступник сам несет ответственность за свои «проступки». Исключение делалось только в отношении государственных преступлений. Субъектом преступления закон признавал только физическое лицо (даже если вред причинен животным), достигшее определенного возраста и вменяемое. Впервые о возрасте уголовного вменения упоминал Судебник 1468 г., где говорилось, что дети до семилетнего возраста не могли передаваться в рабство за преступление, совершенное отцом (ст.1). Статут 1566 г. устанавливает уголовную ответственность с 14-летнего возраста. Статут 1588 г. повышает возраст уголовной ответственности до 16 лет. 
Как правило, не подлежали уголовной ответственности психически больные лица. Законодатель не дает определения состоянию невменяемости, однако отличает «дурней» от «шаленых», которые «за допущеньем Божьим от розуму отошедши». Эти лица при совершении преступлений подлежали специальной изоляции и надзору со стороны родственников, слуг или «вряда» (местной администрации). В случае побега они могли быть подвергнуты тюремному заключению, а в отдельных случаях (повторное совершение тяжкого преступления) и более тяжкому наказанию (р.XI, ст.35).
Закон говорит и о состоянии алкогольного опьянения, приравнивая преступления, совершенные «з опильства», к деяниям, совершенным «по злому умыслу» (р.XI, с.15, 22).
Статут 1588 г. достаточно четко разграничивает вину умышленную и неосторожную. В умышленных преступлениях закон различает два элемента: осознание субъектом противоправности совершаемого им деяния и желание совершения его или наступления вредных последствий. Однозначно характеризуются как умышленные государственные преступления.
Статут 1588 г. специально выделял как неосторожные преступления убийства во время охоты; при строительстве дома; при рубке дров; при спиливании деревьев; при стрельбе из лука или ружья. 
Мотив преступления почти не влиял на степень опасности и наказуемости. 
Статутам ВКЛ хорошо известно соучастие и они описывают его основные формы: простую, при которой все соучастники принимают участие в действиях, которые составляют данное преступление (соисполнительство); сложную, с выполнением различных ролей; преступное сообщество — устойчивое объединение лиц для совместного совершения преступлений.
В ряде статей виды соучастников достаточно четко определены. Как правило, одинаковую ответственность несут все участники преступления, которые были соисполнителями. При сложной форме соучастия закон выделяет организатора преступления и «помочников», то есть тех, кто содействовал совершению преступления своими указаниями, материальными средствами. Причем в законе сделана оговорка, что «слуги панов своих за помочники розумены быти не могуть» (р.XI, ст.38, 1).
Много внимания закон уделяет такому виду соучастия как подстрекательство, регламентируя роль лица, явившегося инициатором совершения преступления и возбудившего у другого лица желание осуществить злой умысел. Подстрекатель психически больного человека рассматривался как исполнитель.
 Особую законодательную регламентацию получило в Статуте 1588 г. укрывательство преступления, которое проявлялось в активном поведении лица с целью укрыть преступников или сокрыть орудия и средства совершения преступления. Степень наказуемости за укрывательство зависела от тяжести совершенных преступлений, категории преступников и других обстоятельств. 
Такой вид прикосновенности к преступлению, как преступное попустительство, приравнивался к соучастию, и виновный подвергался аналогичному с исполнителем наказанию. 
В соответствии с провозглашенными Статутом 1588 г. принципами справедливости и законности судопроизводства закон регламентировал и основания, которые исключали преступный характер деяний. Это прежде всего необходимая оборона, крайняя необходимость, а в некоторых случаях реализация частного права и согласие потерпевшего.
При определении меры наказания закон прежде всего учитывал сословное положение как преступника, так и потерпевшего. Одновременно. Самыми распространенными в период феодализма были имущественные наказания, которые применялись как в качестве основных, так и дополнительных, и взыскивались в пользу потерпевшего, его близких или в доход государства и местной администрации. Система штрафов была разнообразной и довольно сложной.
За ряд преступлений (оскорбление княжеской власти, уклонение шляхтича от воинской службы, бегство с поля боя и пр.) предусматривалась конфискация имущества. Конфисковывались также и предметы преступной деятельности.
Лишение свободы как один из основных видов наказания, применяемого в качестве как основного, так и дополнительного, особое распространение получает в XVI в. Несмотря на законодательную регламентацию относительно небольших сроков лишения свободы, на практике заключенного иногда держали в тюрьме до тех пор, пока он не выплачивал штраф, не возмещал причиненные преступлением убытки или пока не находил себе поручителя. 
Телесные наказания (членовредительные и болезненные) применялись в основном к простым людям. Членовредительные наказания (отсечение руки, ушей, губ и пр.) выступали не только возмездием за совершенное преступление, но и устрашением и предупреждением для других людей относительно того, что перед ними преступник. 
В отношении к шляхте применялось такое наказание как лишение чести, что было связано с утратой «вольностей шляхетских». Лишенный чести не мог находиться среди «добрых людей рыцерских», терял права и привилегии шляхетского сословия. Особым видом наказания в Великом княжестве Литовском было объявление вне закона и изгнание за пределы государства («баниция», «выволанье»), к которому приговаривались шляхтичи, обвиненные в тяжких преступлениях и не явившиеся по повестке в суд, а также лица, отказавшиеся подчиниться судебным постановлениям (р.IV, ст.30, 35, 96). 
Закон регламентировал и такой вид наказания в отношении шляхты, как освобождение от должности, которое применялось в качестве дополнительного наказания за государственные, воинские преступления, а также за преступления против правосудия. 
На протяжении XVI ст. расширяется область применения смертной казни. Если в Статуте 1529 г. санкционирование смертной казни ограничивается случаями наиболее тяжких преступлений. Статут 1588 г. предусматривал смертную казнь за совершение преступлений против религии и церкви, государственных, против порядка управления и правосудия, против жизни и здоровья людей, воинских, имущественных и пр. К повешению приговаривались, как правило, разбойники, воры, которые были пойманы с поличным, воры-рецидивисты и пр. 
В целом законодатель считал, что наказание должно быть справедливым и целесообразным. При назначении наказания закон требовал от судей руководствоваться принципами законности, справедливости, беспристрастности, неподкупности, в чем они и приносили торжественную присягу при вступлении в должность. Суд имел право уменьшить или увеличить срок наказания, заменить один его вид другим, принимая во внимание ряд объективных и субъективных обстоятельств. 
При наличии определенных условий суд мог освободить лицо от применения наказания (полностью или частично). Уголовный закон феодальной Беларуси предусматривал следующие случаи освобождения от наказания: смерть виновного, истечение сроков давности, помилование преступника, примирение с потерпевшим, выкуп от наказания или зачет наказания.
 Уголовное законодательство
после присоединения Беларуси к России
После присоединения Беларуси к России Статут 1588 г. продолжал действовать. По указанию Сената в 1811 г. его перевели на русский язык и издали в Санкт-Петербурге на русском и польском языках как действующий закон для Беларуси и Литвы. 15 июня 1840 г. окончательно отменяется действие Статута 1588 г. и начинают действовать уголовные нормы российского Свода законов 1832 г. Свод законов вступил в действие с 1 января 1835 г. Нормы уголовного права были помещены в XV том Свода, а также частично в XI и XIV тома.
С 1 мая 1846 г. было введено в действие Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, принятое в 1845 г. Это был настоящий уголовный кодекс Российской империи, который с определенными изменениями (особенно в 1885 г.) действовал до Октябрьской революции 1917 г. Уложение о наказаниях содержало более двух тысяч статей (в редакции 1885 г. — 1 711 статей), нормы его отличались казуистичностью, однако законодательная техника была более совершенной в сравнении с XV томом Свода законов.
Наказания делились на уголовные и исправительные. К числу первых принадлежали: смертная казнь, каторга, ссылка. Дополнительным к ним было лишение всех прав состояния. К исправительным наказаниям относилась (для привилегированных сословий) ссылка, сопряженная с лишением всех сословных и должностных прав. Для лиц, которые не были освобождены от телесных наказаний, вместо ссылки назначались арестантские работы на срок от одного года до десяти лет с дополнением: от 50 до 100 ударов розгами.
Кроме основных наказаний применялись дополнительные: церковное покаяние, конфискация имущества, отдача под надзор полиции и пр.
В связи с судебной реформой в 1864 г. был принят Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Он регламентировал преступления (проступки), за которые предусматривалось наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет. В первой главе давался следующий перечень наказаний: выговор; замечание; внушение; денежное взыскание; арест на срок не свыше трех месяцев; заключение в тюрьму на срок не свыше одного года и шести месяцев. В дальнейших статьях указывались обстоятельства, которые усиливали или смягчали ответственность подсудимого. Устав характеризовался более совершенной юридической техникой.
22 марта 1903 г. было утверждено Уголовное уложение, которое должно было постепенно заменить Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (в редакции 1885 г.). Уголовное уложение 1903 г. имело более совершенную систему, содержало 687 статей. Первая глава «О преступных деяниях и наказаниях вообще» содержала 72 статьи и состояла из восьми «отделений»: 1) о понятии преступления, о системе наказаний, о классификации преступных деяний; 2) о действии Уложения в пространстве; 3) о наказаниях; 4) об условиях поставления в вину преступности деяния; 5) о видах виновности; 6) о смягчении наказания и его замене; 7) об обстоятельствах, которые усиливают ответственность; 8) об обстоятельствах, которые исключают ответственность. Фактически первая глава Уголовного уложения была Общей частью этого кодекса.
Уложение 1903 г. подразделяло преступления на три основные группы: 1) тяжкие преступления, за которые предусматривалась смертная казнь, каторга или ссылка на поселение; 2) преступления, за которые в качестве меры наказания предусматривалось заключение в исправительном доме, крепость или тюрьму; 3) проступки, за которые высшим наказанием являлся арест или денежный штраф.
В отличие от Уложения о наказаниях, которое говорило об обстоятельствах, исключающих вменяемость, Уголовное уложение давало определение невменяемости как состояния, которое исключало уголовную ответственность.
Малолетство разделялось на три периода: 1) возраст безусловной невменяемости; 2) период условной вменяемости; 3) возраст смягчения наказания. Ребенок в возрасте до 10 лет признавался в состоянии безусловной невменяемости. Подростки в возрасте от 10 до 17 лет наказывались при условии признания судом, что они действовали с «пониманием», однако наказания для них определялись значительно более мягкие, чем в отношении взрослых. Смягчалось наказание и в отношении преступников в возрасте от 17 до 21 года, чаще всего путем уменьшения сроков. В соответствии с законом смертная казнь для них заменялась бессрочной каторгой.
Необходимая оборона и крайняя необходимость по Уголовному уложению были возможны при защите всех прав, как своих, так и чужих. Крайней необходимостью признавалось и состояние голода, в связи с чем в случае кражи с целью утоления голода допускалась ссылка на состояние крайней необходимости. Таким образом, в сравнении с Уложением о наказаниях 1845 г. (в редакции 1885 г.) значительно расширялись пределы применения этих институтов.
Уголовный закон видел опасность во всех стадиях преступной деятельности, кроме обнаружения умысла. Подготовка к преступлению наказывалась только по наиболее тяжким преступлениям. Покушение наказывалось менее строго, чем оконченное преступное деяние.
Среди имущественных наказаний особенно распространенными были конфискация и штраф, причем закон регламентировал только специальную конфискацию — отнятие орудий преступления и вещей, приобретенных преступным путем. Тяжким наказанием считалась ссылка на каторжные работы. С 1906 г. в связи с отменой отбытия каторги на острове Сахалин в пределах европейской части России образуются каторжные тюрьмы.
Смертная казнь регламентировалась по ограниченному количеству статей, однако в период революции 1905-1907 гг. она начала широко применяться. В качестве дополнительного наказания предусматривались три вида лишения прав: а) лишение всех прав состояния, то есть потеря сословных прав, титулов, чинов, знаков отличия, права поступать на государственную или общественную службу, ограничение в имущественных и некоторых иных правах; б) лишение всех личных прав и привилегий, в том числе и приобретенных по состоянию, что проявлялось в запрете поступать на службу, записываться в гильдии, выступать свидетелем в гражданском процессе, быть третейским судьей, опекуном, поверенным; в) лишение некоторых прав и привилегий в зависимости от сословной принадлежности лица, что проявлялось главным образом в лишении избирательных прав при выборах в сословные учреждения.
После Октябрьской революции Уголовное уложение 1903 г. действовало в Польше, Литве, Латвии, Эстонии. На территории Западной Беларуси постановлением немецких оккупационных властей в 1915 г. Уголовное уложение было введено в действие в полном объеме, где и действовало до момента принятия польского уголовного кодекса 1932 г.
 Уголовное право Белорусской ССР
В первых декретах советской власти вводилась уголовная ответственность за наиболее опасные для нового строя деяния: контрреволюционную деятельность, саботаж, взяточничество, спекуляцию, дезертирство и т.п. Постепенно сформировалась совокупность несистематизированных норм Общей и Особенной части уголовного права.
После создания БССР судебные и другие карательные учреждения по собственной инициативе руководствовались уголовно-правовыми актами РСФСР. Источниками уголовного права БССР в то время были: 1) уголовно-правовые акты РСФСР (постановления съездов Советов, декреты ВЦИК, декреты СНК, циркуляры и постановления НКЮ); 2) законодательные акты БССР (Конституция, постановления съездов Советов, постановления ЦИК и СНК, циркуляры и постановления НКЮ); 3) революционное правосознание. 
12 декабря 1919 г. НКЮ РСФСР издал инструкцию народным судам, которая явилась первым кодифицированным документом в области уголовного права. Инструкция называлась «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» и была призвана играть роль Общей части советского уголовного права. Руководящие начала стали прообразом Общей части будущего УК РСФСР. Они состояли из введения и восьми разделов: 1) об уголовном праве, 2) об уголовном правосудии, 3) о преступлении и наказании, 4) о стадиях осуществления преступления, 5) о соучастии, 6) виды наказания, 7) об условном осуждении, 8) о пространстве действия уголовного права.
24 мая 1922 г. был принят УК РСФСР. 24 июня 1922 г. III сессия ЦИК БССР приняла постановление «распространить действие Уголовного кодекса РСФСР на всю территорию Белоруссии с 1 июля 1922 года». С 1924 г. этот кодекс стал официально называться Уголовный кодекс Белорусской ССР.
УК 1922 г. имел откровенно классовый характер. Статья 10 УК допускала возможность применения уголовного закона по аналогии, что приводило к массовым злоупотреблениям на практике.
После создания в 1922 г. Союза ССР в соответствии с Конституцией СССР 1924 г. был принят ряд общесоюзных уголовных законов: Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик (31 октября 1924 г.); Положение о воинских преступлениях (31 октября 1924 г.); Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления) (25 февраля 1927 г.).
На основе этих законов с 1926 по 1929 годы в советских союзных республиках были приняты новые уголовные кодексы. В частности, УК РСФСР в 1926 г., УК Украинской ССР в 1927 г. Уголовный кодекс Белорусской ССР был принят 23 сентября 1928 г. на 3-й сессии ЦИК БССР VIII созыва и введен в действие с 15 ноября 1928 г.
УК БССР 1928 г. существенно отличался от УК других союзных республик, хотя и базировался на общесоюзных уголовных законах. 
Статья 4 УК БССР 1928 г. раскрывает понятие преступления: «Общественно опасным деянием (преступлением) признается всякое действие или бездействие, направленные против основ советского строя или правопорядка, установленных рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунизму период». Это определение называет материальный признак преступления — общественную опасность деяния, но не указывает на уголовную противоправность деяния. Такой подход объясняется содержанием ст.6 УК: «Если преступление не предусмотрено настоящим Кодексом, то основания и пределы ответственности, а также меры социальной защиты определяются судом на основании тех статей Кодекса, которые предусматривают наиболее сходные по роду и важности преступления (аналогия)».
В статье 5 УК БССР 1928 г. дана классификация преступлений, в основе которой политические критерии: Преступления делятся на две категории:
а) направленные против основ советского строя и
б) все остальные.
За преступления первой категории в настоящем Кодексе устанавливается только низший (минимальный) предел, ниже которого суд не может назначать меру социальной защиты. За преступления второй категории в Кодексе устанавливается только высший (максимальный) предел». После введения в действие УК 1928 г. и до принятия Конституции СССР 1936 г. в кодекс вносились многочисленные изменения, основанные на общесоюзных законах. УК БССР становится более жестким.
Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. за ряд преступлений введена уголовная ответственность с 12-летнего возраста, что нашло отражение в ст.14 УК БССР.
В октябре 1937 г. максимальный срок лишения свободы был увеличен до 25 лет. В 1939 г. отменены нормы об условно-досрочном освобождении из мест заключения. Конституция СССР 1936 г. в первоначальной редакции предусматривала, что Уголовный кодекс должен быть единым для всего Союза ССР. В связи с этим после 1936 г. практически прекратилось принятие новых уголовно-правовых норм законодательными органами союзных республик. Изменения и дополнения в уголовные кодексы вносились на основе общесоюзного законодательства.
Значительным шагом вперед в направлении демократизации уголовной политики и уголовного законодательства стало принятие Верховным Советом СССР 25 декабря 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. В Основах 1958 г. получил развитие принцип гуманизма, примером тому явилось снижение максимального срока лишения свободы (по общему правилу до 10 лет, а в исключительных случаях — до 15), повышение возраста, с которого была возможна уголовная ответственность, расширено применение условно-досрочного освобождения от наказания и др.
Уголовный кодекс Белорусской ССР был принят четвертой сессией Верховного Совета БССР пятого созыва 29 декабря 1960 г. и введен в действие с 1 апреля 1961 г.
Уголовный кодекс состоял из двух частей: Общей и Особенной. Общая часть включала 5 глав: 1. Общие положения; 2. О преступлении; 3. О наказании; 4. О назначении наказания и об освобождении от наказания; 5. О принудительных мерах медицинского и воспитательного характера.
Особенная часть состояла из 11 глав: 6. Государственные преступления; 7. Преступления против социалистической собственности; 8. Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности; 9. Преступления против политических, трудовых, жилищных и иных прав граждан; 10. Преступления против личности собственности граждан; 11. Хозяйственные преступления; 12. Должностные преступления; 13. Преступления против правосудия; 14. Преступления против порядка управления; 15. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения; 16. Воинские преступления.
Общая часть УК 1960 г. являлась развитием норм Основ уголовного законодательства 1958 г., а главы 6 и 16 УК воспроизводили соответственно общесоюзные законы об уголовной ответственности за государственные преступления и воинские преступления.
За продолжительный период своего действия УК 1960 г. многократно и основательно изменялся и дополнялся. Содержание кодекса во второй половине 90-х годов существенно отличалось от первоначального варианта закона.
Особенно интенсивными стали изменения после провозглашения Декларации о государственном суверенитете БССР. С сентября 1991 г. УК БССР стал называться УК Республики Беларусь. Началась подготовка проекта нового УК Беларуси, концепция которого в значительной мере была разработана кафедрой уголовного права Белгосуниверситета. В марте 1993 г. проект УК был одобрен в первом чтении Верховным Советом Республики Беларусь. Этот вариант проекта стал основой для последующих изменений и дополнений в УК 1960 г.
Наиболее масштабные изменения в содержании и структуре УК Беларуси произошли в связи с принятием Закона Республики Беларусь от 1 марта 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Беларусь и некоторые другие законодательные акты Республики Беларусь».
В статье 1 УК первейшей задачей уголовного законодательства определена защита жизни и здоровья человека, его прав и свобод. В ст.7 дано новое определение понятию преступления, приближенное к научному представлению об этом социально-правовом явлении.
Произошли изменения и в системе наказаний: законодатель отказался от ссылки, высылки, направления в воспитательно-трудовой профилакторий, увеличил возможности применения штрафа, отменил смертную казнь в отношении женщин.
Законом Республики Беларусь от 17 мая 1997 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» создана правовая база уголовно-правовой борьбы с проявлениями организованности в преступности. В статьях 17 и 17 раскрыты формы соучастия: группа, организованная группа, преступная организация. В статье 74 предусмотрена ответственность за создание преступной организации и участие в ней, предусмотрена уголовная ответственность за легализацию (отмывание) преступных доходов (ст.152). Многие статьи Особенной части УК были дополнены квалифицирующим признаком — совершение преступления организованной группы. В названном законе наметилась тенденция к ужесточению ответственности за некоторые корыстные преступления.
Тенденция к ужесточению ответственности прослеживается и в Законе Республики Беларусь от 31 декабря 1997 г., которым система наказаний дополнена арестом и пожизненным заключением, а максимальный предел лишения свободы повышен до 25 лет. В Особенной части УК предусмотрена ответственность за совершение взрыва, поджога или иных действий, посягающих на общественную безопасность, а также за угрозу совершением таких действий (ст.65 и 65). Ужесточены санкции преступлений, связанных с умышленным посягательством на жизнь человека.
Оценивая развитие уголовного законодательства Беларуси в течение 90-х годов, следует констатировать, что изменения в основном были направлены на преодоление идеологической предвзятости и консервативных подходов к уголовной политике.
2 июня 1999 г. доработанный вариант нового УК Беларуси был принят Палатой представителей, а 24 июня 1999 г. одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь. 9 июля 1999 г. принятый Национальным собранием Республики Беларусь Уголовный кодекс Республики Беларусь подписывается Президентом республики. 


Список использованных источников

1. Данилович И.Н. Взгляд на литовское законодательство и Литовские Статуты // Юридические записки, издаваемые П. Редкиным. — М., 1841;
2. Демченко Г.В. Наказание по литовскому Статуту в трех его редакциях. — Киев, 1894; 
3. Довнар Т.И., Шелкопляс В.А. Уголовное право феодальной Беларуси (XV-XVI вв.). — Минск, 1995.
4. Малиновский И.А. Учение о преступлении по Литовскому Статуту. — Киев, 1894; Уголовное уложение // Собрание узаконений и распоряжений правительства. — 16 апр. 1903 г. — № 88. — Ст.416;
5. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг. — М., 1953; 
6. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953-1991 гг.). — Казань, 1992; 
7. Статут Вялiкага княства Лiтоўскага 1588: Тэксты. Даведнiк. Каментарыi. — Мiнск, 1989; Юхо И.А. Крынiцы беларуска-лiтоўскага права. — Мiнск, 1991;
8. Уголовный кодекс Белорусской Советской Социалистической Республики: Утв. ЦИК БССР на 3-й сес. восьмого созыва, 23 сент. 1928 г. // СЗ БССР. – 1928. – № 30. – Ст. 287.
9. Уголовный кодекс Белорусской Советской Социалистической Республики: Принят четвертой сес. Верховного Совета БССР пятого созыва, 29 декабря 1960 г. // СЗ БССР. Т. 10. – Мн.: Беларусь, 1988. – С. 7 – 100.



Обсудить на форуме

Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Регистрация

Реклама

Последние комментарии