БарГУ.by » Учебные материалы » Курсовые » История криминалистики и криминалистических учреждений России и Белоруссии

История криминалистики и криминалистических учреждений России и Белоруссии

ВВЕДЕНИЕ
Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера

Криминалистика (от лат. crimen - преступление, criminalis - преступный) - область специфических научных знаний о преступной деятельности и ее антиподе - деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, по установлению истины в процессе судопроизводства. Выявляя закономерности этих видов деятельности, на базе их познания криминалистика разрабатывает средства и методы борьбы с преступностью, решения вопросов, требующих специальных познаний по гражданским, арбитражным и иным делам, находящимся в производстве правоохранительных органов. Этими средствами и методами криминалистика вооружает оперативных сотрудников органов дознания, экспертов, следователей и судей. В этом заключается ее социальная функция, ее прикладной, практический характер.
Как и любая наука, криминалистика проделала длительный путь развития в истории.
Становление криминалистики как науки складывалось на протяжении многих лет, формировалось представление о ней, разрабатывались новые идеи, доказывались существующие. Весь этот процесс становления ставил перед собой одну цель - создание науки, которая воплотила бы в себе нужные элементы иных наук, накопленный опыт поколений и сформировалась для одной цели - систематизировать имеющиеся знания в одну науку - криминалистику.
Исторически криминалистика возникла как наука о практических средствах и методах расследования преступлений, основанных на положениях естественных и технических наук.
Для изучения такого предмета как криминалистика необходимо в первую очередь ознакомиться с историей его развития.
Именно поэтому темой данной курсовой работы является: возникновение, становления и тенденции развития криминалистики и криминалистических учреждений России и Белоруссии.
Цель данной курсовой работы изучить развитие криминалистики и криминалистических учреждений на территории России и Белоруссии в разные периоды истории, а также развития криминалистики и криминалистических учреждений на современном этапе.
Предметом данной курсовой работы является развитие и становление криминалистики России и Белоруссии.
Теоретической базой исследования составили труды и публикации отечественных и зарубежных ученых в области криминалистики: Аверьянова Т.В., Белкина Р.С., Корухова Ю.Г., Андреева И.С., Грамович Г.И., Порубова Н.И., Кострова А.И., Печерского В.В., Страхова А.В., Крылова И.Ф., Яблокова Н.П..

ГЛАВА 1
КРИМИНАЛИСТИКА И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ РОССИИ И БЕЛОРУССИИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД

Знание основных этапов становления криминалистики помогает глубже понять ее роль в борьбе с преступностью, а также истоки и тенденции развития.
Появление криминалистических методов, средств и приемов неразрывно связано с отправлением правосудия, следственной, сыскной и экспертной деятельностью. 
В середине XIX в. в России сформировались потребность и условия для исследований преступности, судебной и экспертной практики, разработки на основе результатов данных исследований методических рекомендаций и руководств для следователей и суда. Появилась закономерная необходимость в систематизации и обобщении эмпирического материала, результатов применения в практике первых научных разработок, формировании и преподавании специальной учебной дисциплины и нового научного знания – "полицейской" науки.
В эти годы своими научными трудами заложили основы данной учебной дисциплины и "полицейской" науки практики и теоретики как из разных европейских стран. В свет выходит ряд практических руководств, содержащих криминалистические рекомендации по раскрытию и расследованию преступлений. [9]
Как и в других государствах, в Российской империи становление криминалистики неразрывно связано с развитием уголовного процесса. В первой половине XIX в. интерес к следственной деятельности заметно возрос: было опубликовано несколько работ, суммирующих практикуемые приемы допроса, очной ставки, обыска, иных следственных действий. В этой связи заслуживает упоминания "Опыт краткого руководства для произведения следствий" (1833) Н. Орлова. В нем говорится: "Производить следствие надлежит по горячим следам с особенным вниманием и крайней осмотрительностью, дабы ни малейших обстоятельств, особенно при начале, не было выпущено из виду". Здесь же содержатся отдельные рекомендации о тактике производства допроса свидетелей, очной ставки между ними, предъявления для опознания подозреваемых.
В работе Я. Баршева "Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству" (1841) говорилось, например, что "домашний обыск должен быть производим неожиданно, со всею внимательностью и наблюдением над действиями лиц, живущих в обыскиваемом доме" или что "наилучшим должно почесть тот образ допроса, в котором делается переход от более общих вопросов к наиболее частным, чтобы таким образом дать обвиняемому повод высказать себя и обстоятельства преступления, также когда материал следующих вопросов заимствуется от ближайших ответов". Более того, описание хода и результатов осмотра места происшествия, "личного осмотра преступления и следов его" должно быть настолько подробным и точным, чтобы те, "которые должны воспользоваться этим актом, могли получить посредством него столь ясное и полное представление о предмете осмотра, как будто б они сами произвели его". Есть в этой работе и методические рекомендации по расследованию убийств, краж, должностных подлогов, злостного банкротства. [1]
Начиная с 1864 г. вследствие коренной судебной реформы, главным достижением которой стал отказ от теории формальных доказательств, резко возрос интерес к использованию косвенных улик, приемам их собирания и оценки. 
Характерным примером может служить труд А.А. Квачевского "Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным уставам 1864 года". В нем анализировались способы совершения отдельных видов преступлений, подчеркивалась роль следов в установлении и изобличении преступника, подробно рассматривались порядок изучения документов, упаковки вещественных доказательств, другие приемы собирания судебных доказательств. [7]
Развитию криминалистических знаний в России способствовало издание и переводов работ зарубежных авторов: "Руководство для судебных следователей, как система криминалистики" Г. Гросса 1892 г. Австриец по происхождению, Гросс в течение 20 лет был судебным следователем, затем стал преподавателем университета в Черновицах, а с 1902 г. - в Граце, где создал первый в истории уголовный музей., "Словесный портрет" и "Научная техника расследования преступлений" Р.А. Рейсса, "Уголовная тактика. Руководство к расследованию преступлений" А. Вейнгардта.
В русском переводе работа Г. Гросса была издана в 1895 г. В Смоленске и называлась "Руководство для судебных следователей, чинов общей и жандармерской полиции и др."
В этой работе Г. Гросс впервые провозгласил о зарождении новой самостоятельной науки, которую он называл криминалистикой. В связи с этим он и считается основоположником западноевропейской криминалистики.
К предмету новой науки он отнес изучение:
вещественных доказательств;
поступков или явления, составляющих элементы уголовного дела;
характера, психологических особенностей, привычек и способов деятельности лиц, участвующих в уголовном процессе.
Г. Гросс указывал на две задачи криминалистики: практическую и теоретическую. Первая касается истинны в каждом уголовном деле, а вторая заключается в изучении преступника и познании преступления вообще. [10]
Начиная с 1880-х гг. журналы "Право", "Вестник полиции", "Журнал министерства юстиции", "Юридическая летопись", "Журнал гражданского и уголовного права", а также "Юридическая газета" и "Судебная газета" периодически публиковали статьи иностранных и отечественных криминалистов, что весьма способствовало распространению криминалистических знаний среди юристов-практиков.
В 1894 г. в Одессе вышла в свет работа М. Шимановского "Фотография в праве и правосудии". В 1908 г. С.Н. Трегубовым подготовлена "Настольная книга криминалиста-практика", а в следующем году В.И. Лебедев опубликовал "Искусство раскрытия преступлений". Эта книга была расширена и переиздана в 1912 г. с подзаголовком "Дактилоскопия". П.В. Макалинский в "Практическом руководстве для судебных следователей" (1901) так писал об использовании фотосъемки при осмотре места происшествия: "В особенности большую пользу могла бы приносить фотография в осмотрах по делам об убийствах, виновные в которых еще не известны: здесь каждая мелочь имеет значение, а между тем часто при осмотре довольно трудно угадать, на какие именно мелочи следует обратить преимущественное внимание; фотография передаст все без упущений. Притом, как бы ни был добросовестен и тщателен осмотр, как бы он ни был ясно, последовательно, картинно и даже художественно изложен, описание никогда не может дать такого наглядного представления, как фотография". Здесь же подробно излагаются приемы изготовления гипсовых слепков со следов ног и возможности экспертизы документов.
В 1818 г. была создана Российская экспедиция заготовления государственных бумаг, одной из функций которой стало проведение экспертизы подозрительных банкнот. Фотограф экспедиции Г.К. Скамони сконструировал прибор для распознавания фальшивых ценных бумаг - верификатор. В 1878 г. в составе Русского технического общества выделился фотографический отдел. В числе его учредителей выступили известные русские химики Д.И. Менделеев и А.Н. Бутлеров, которые занимались также и экспертной деятельностью.
Д.И. Менделеев провел ряд криминалистических исследований документов и экспертиз по делам связанным с отравлениями, фальсификацией пищевых продуктов и вин. Ему принадлежит также ряд криминалистических исследований с целью изыскания средств предупреждения подлогов в чеках и других денежных бумагах, разработки способов, исключающих уничтожение штемпелей на почтовых знаках, гербовых марках и других погашенных штемпелями документах.
А.Н. Бутлеров исследовал возможности воспламеняемости муки и мучной пыли, самовозгорание нефти и еще ряд вопросов связанных с расследованием пожаров. [8]
Особо следует отметить труды выдающегося русского криминалиста Е.Ф. Буринского (1849-1912) - создателя судебной фотографии, автора крупной монографии "Судебная экспертиза документов" (1903), создателя первой в России судебно-фотографическая лаборатория, созданная в 1889 г. Е.Ф. Буринским при Санкт-Петербургском окружном суде. Она послужила отправным пунктом в формировании системы российских экспертных учреждений. Вклад Е.Ф. Буринского в развитие отечественной криминалистики заключался главным образом в разработке новых фотографических методов исследования документов. В 1892 г. он был удостоен высокой награды Академии наук - премии имени М.В. Ломоносова за открытия в области научно-исследовательской фотографии и их практическое использование. Немало сделал Е.Ф. Буринский и для совершенствования почерковедческой экспертизы (виды почерка). Он лично провел ряд особо сложных экспертиз, доказал перспективность использования в криминалистике математических и других точных методов. [4]
Многопрофильным криминалистическим учреждением стал кабинет научно-судебной экспертизы при прокуроре Санкт-Петербургской судебной палаты, открытый в 1912 г. Через два года кабинеты научно-судебной экспертизы начали действовать в Москве, Киеве и Одессе. Деятельность этих кабинетов способствовала активному внедрению криминалистических знаний в российский уголовный процесс, совершенствованию средств и методов раскрытия и расследования преступлений.
Развитие судебной медицины - научной дисциплины, первой поставленной на службу правосудию, - вызвало к жизни процессуальную фигуру сведущего лица: судебные врачи стали непременными участниками следственных дел о посягательствах на жизнь и телесных повреждениях. Затем на помощь начали призываться сведущие лица из других областей науки, техники, ремесла. Активно формируется институт судебной экспертизы, что послужило еще одним стимулом развития и использования криминалистических знаний.
Тенденция консолидации этих знаний с особенной силой проявилась в конце XIX и начале XX вв. Свое выражение она нашла в трудах целой плеяды полицейских и судебных чиновников и ученых - пионеров формирующейся науки. Эта деятельность шла по трем направлениям:
а) разработка и совершенствование средств уголовной регистрации (как тогда именовалась криминалистическая регистрация) и розыска преступников, в чем особенно были заинтересованы органы полиции;
б) разработка научных методов исследования вещественных доказательств;
в) разработка и систематизация приемов и методов организации и планирования расследования, средств, приемов и методов обнаружения, фиксации и использования доказательств.
Первое направление было представлено преимущественно исследованиями в области антропометрии, дактилоскопии, описания внешности человека, фотографии. [8]

ГЛАВА 2
КРИМИНАЛИСТИКА И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ РОССИИ И БЕЛОРУССИИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

2.1 Формирование частных криминалистических теорий в России в советский период 

Совершенствование криминалистики как науки в первые годы советской власти серьезно затормозилось. Такие ведущие отечественные криминалисты, как В.И. Лебедев, С.Н. Трегубов, Б.Л. Бразоль оказались в эмиграции, научно-судебные кабинеты в Киеве и Одессе были разграблены и не сразу возобновили свою работу.
В постоктябрьский период российская криминалистика продолжила свое развитие в особых исторических реалиях: механизм буржуазного государства был сломан, а органы полиции, суда и прокуратуры ликвидированы. Иными стали социально-политические ориентиры криминалистики, которая была обращена на службу партийно-государственному аппарату, использовалась для борьбы с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем, а затем иногда и с проявлениями инакомыслия. Коренным образом изменились ее правовая и методологическая основы, поскольку уголовное и уголовно-процессуальное законодательство было пересмотрено. Все это не могло не отразиться на содержании и практическом применении криминалистических средств, методов и приемов.
Концепции зарубежных криминалистов подверглись огульной критике и ревизии, а их работы были объявлены носящими догматический, идеологизированный характер. И тем не менее советские криминалисты постепенно накапливали эмпирический материал, решали задачи развития своей науки, использовали ее рекомендации в практике раскрытия и расследования различных преступных посягательств.
Обобщался опыт применения методов и средств, позаимствованных после соответствующей доработки из других областей знаний, а также разработанных криминалистами самостоятельно. Были продолжены переводы работ зарубежных авторов, главным образом по криминалистической технике.
Первую попытку определить предмет и содержание советской криминалистики предпринял в 1921г. Г.Ю. Манс. Он писал, что криминалистика изучает способы совершения преступлений, быт уголовного элемента, приемы расследования преступлений и идентификации преступников. Тогда криминалистику считали одной из естественно-технических наук отграничивая ее, таким образом, от уголовного процесса.
Начальный этап советского периода развития криминалистики связан с научной и практической деятельностью И.Н. Якимова, В.И. Громова, П.С. Семеновского, С.А. Голунского, С.М. Потапова и др. Они пришли в науку, хорошо зная практику борьбы с преступностью, обобщая ее достижения в целях совершенствования средств и методов раскрытия и расследования преступлений.
В этот период были изданы такие книги, как "Осмотр", "Криминалистика", "Криминалистика, Уголовная тактика" И.Н. Якимова, "Руководство по осмотру места преступления" Б.М. Комаринца и Б.И. Шевченко (М., 1938), опубликованы статьи Б.М. Шавера и С.П. Митричева "О предмете и методе советской криминалистики" (1938), положившие начало разработке теоретических основ криминалистики, монография А.И. Винберга "Криминалистическая экспертиза письма" и статья С.М. Потапова "Принципы криминалистической идентификации" (1940). [4]
В 1935-36 гг. вышел в свет первый отечественный учебник по криминалистике, в котором имелись разделы по уголовной технике и тактике, а также методике расследования преступлений. В нем был сконцентрирован и обобщен достигнутый к тому времени уровень развития науки. В 1938-39 гг. его переиздали с некоторыми исправлениями и дополнениями. Следует отметить, что родоначальники отечественной криминалистики включали в тактику учение о профессиональном преступнике, его привычках, суевериях и жаргоне, а также другие данные, которые позднее были отнесены к предмету криминологии. До 1929 г. в тактику включались и отдельные рекомендации по расследованию краж, мошенничеств, убийств, которые затем вместе с другими частными методиками составили содержание криминалистической методики расследования преступлений.
Хотя в учебнике и в других криминалистических работах подчеркивалось, что все научные средства и методы должны применяться в полном соответствии с нормами действующих законов и обеспечивать установление истины по уголовным делам, практика органов НКВД и МГБ, как известно, шла по другому пути, применяя к "врагам народа" физические и психические пытки, фабрикацию "доказательств" их виновности и другие подобные "приемы".
В 1932 г. при МУРе начал работать кабинет экспертизы, преобразованный в 1935 г. в научно-техническое отделение московской милиции. В том же году открылась криминалистическая лаборатория при Московском правовом институте. Аналогичные лаборатории были организованы при Ленинградском, Свердловском, Саратовском, Иркутском, Казанском, Ташкентском и других юридических вузах. Лаборатории создавались как научно-технические базы для обучения студентов, однако в них проводились также экспертные и научно-исследовательские работы.
В 1940-1960 гг. закладывались методологические основы криминалистики, разрабатывалась научная база ее составных частей. После напряженных дискуссий было сформулировано понятие предмета криминалистики как юридической науки о технических средствах и тактических приемах работы с судебными доказательствами в целях раскрытия и предупреждения преступлений.
Начавшаяся Великая отечественная война (1941-1945 гг.) приостановила фундаментальные научные исследования проблем криминалистики, но экспертная научно-исследовательская работа по отдельным частным вопросам практического значения продолжалась весьма успешно. [7]
Тяжелые военные условия 1941-45 гг. поставили перед отечественными криминалистами новые сложные задачи. Обострилась проблема разработки способов выявления фальшивых документов, изготавливаемых фашистскими спецслужбами для своих агентов, засылаемых в тыл Красной Армии. С этим вопросом тесно переплетался другой экспертиза оттисков печатей и штампов, машинописных и рукописных текстов, поскольку все документы имели такие оттиски, заполнялись от руки либо с помощью машинописи. Немалые трудности вызывали исследования поддельных продуктовых карточек и иных документов, регулирующих распределение продовольствия.
Особую актуальность приобрела разработка методик расследования различных воинских преступлений, таких, как дезертирство, неповиновение командиру, членовредительство с целью уклонения от участия в боевых действиях. Повышенные требования предъявлялись к судебной баллистике, поскольку многие преступления совершались с применением огнестрельного оружия, которое стало широко доступным. Идентификация оружия по стреляным пулям и гильзам была в те годы и осталась до настоящего времени одной из актуальнейших задач судебно-баллистической экспертизы.
В военные годы криминалистам-практикам очень помогла работа Б.М. Комаринца о дактилоскопической регистрации на расстоянии, вышедшая в 1937 г. Она оказалась весьма полезной, поскольку центральное уголовно-регистрационное бюро со всеми картотеками перебазировалось в Уфу, а справки наводились в основном по телефону или телеграфу. Б.М. Комаринец предложил не передавать изображения дактилоскопических узоров, что по тем временам было очень сложно и дорого, а описывать их по определенной системе. Закодированные особенности папиллярных узоров всех 10 пальцев при передаче по линиям связи сложностей не представляли.
С середины 40-х гг., по окончании войны, в Российской криминалистике продолжился процесс формирования ее теоретических основ, сопровождавшийся развитием представлений о предмете, системе и природе криминалистики. Одновременно происходит формирование частных криминалистических теорий и учений. Закладываются методологические основы криминалистики, система криминалистики и ее методы, разрабатываются проблемы криминалистической трасологии, баллистики, фотографии и технического исследования документов, судебного почерковедения и криминалистической регистрации. Именно в этот период проходили дискуссии о предмете криминалистики (1955 г), разрабатывалась концепция криминалистической идентификации (С.М. Потапов, 1946 г., В. Я Колдин, 1957 г), были опубликованы оригинальные работы Б.И. Шевченко "Научные основы современной трасеологии" (1947 г), Б.М. Комаринца "Криминалистическая идентификация огнестрельного оружия по стреляным гильзам" (1945 г), С.М. Потапова "Судебная фотография" (1955 г), Н.А. Селиванова "Судебно-оперативная фотография" (1955 г), В.Ф. Орловой "Основы идентификации личности по почерку" (1952 г) и др. [3]
В 1946 г. вышло в свет первое издание монографии П.И. Тарасова-Родионова "Предварительное следствие". В ней рассматривался широкий круг проблем, но в особенности организационные и тактические основы, принципы и методы ведения следствия, тактика следственных действий, вопросы, разрешаемые в ходе экспертиз. Больше внимания уделялось и методикам расследования отдельных видов преступлений: хищений государственного и общественного имущества, убийств, пожаров и поджогов, транспортных происшествий.
С.М. Потапов "Судебная фотография" (1948) заложил основы теории криминалистической идентификации и установления групповой принадлежности. Большое внимание в рассматриваемый период уделялось разработке проблем трасологии и баллистики, которые получили оригинальное разрешение в трудах Б.М. Комаринца "Криминалистическая идентификация огнестрельного оружия по стреляным гильзам" (1945) и Б.И. Шевченко "Научные основы современной трассологии" (1947), Н.А. Селиванова "Судебно-оперативная фотография" (1955), В.Ф. Орловой "Основы идентификации личности по почерку" (1952) и др.
Значительное внимание уделялось совершенствованию запечатлевающих и исследовательских методов и средств судебной фотографии, разрабатывались теория и методики криминалистического исследования рукописных и машинописных документов. Дальнейшее развитие получила уголовная регистрация: сложились теоретические представления о ее научных основаниях, видах, методах использования в борьбе с преступностью.
В разделе следственной тактики формировалось учение о следственной версии и планировании расследования. С.А. Голунский, например, раскрыл интеллектуальный механизм планирования, роль в нем версий и способы их проверки. Велись исследования и в области тактики отдельных следственных действий: осмотра, обыска, допроса, выемки, освидетельствования, очной ставки и др.
Положительную роль в развитии учения о предмете криминалистика сыграло определение, сформулированное А.И. Винбергом в 1950 г. В нем говорилось: "Советская криминалистика является наукой о технических и тактических приемах и средствах обнаружения, собирания, фиксации и исследования судебных доказательств применяемых для раскрытия преступлений, выявление виновных и изыскания способов предупреждения преступления".
Велись активные изыскания и в области технико-криминалистического исследования документов. В 1949 г. была опубликована работа Н.В. Терзиева и А.А. Эйсмана "Введение в криминалистическое исследование документов" в двух частях. В первой книге, автором которой был Н.В. Терзиев, были рассмотрены в историческом аспекте вопросы исследований письменных документов в России и за рубежом, впервые введен автором термин "техническая экспертиза документов", охарактеризованы предмет и система криминалистического исследования документов, методика осмотра документов. Во второй книге, подготовленной А.А. Эйсманом, описаны технические средства, приемы и методы, используемые при технико- криминалистическом исследовании документов. Последующие работы А.А. Эйсмана в этом направлении обогатили криминалистику электронно-оптическими методами усиления контраста и преобразования невидимого инфракрасного изображения в видимое с помощью прибора ЭОП. [7]
С середины 50-х гг. активно разрабатывалось учение о версии и планировании расследования (А.Н. Васильев, С.А. Голунский, Н.А. Якубович, Г.Н. Мудьюгин).
Был опубликован ряд фундаментальных работ по тактике следственных действий. Начало было положено проф. Якимовым, который в 1947 г. защитил докторскую диссертацию на тему "Следственный осмотр". 
Вопросы тактики следственного эксперимента исследовались в работах Л.Е. Ароцкера (1951 г), Н.И. Гуковской (1958 г), Р.С. Белкина (1959 г). Много статей, отдельных монографических и диссертационных работ было посвящено вопросам тактики допроса, пик которых однако пришелся на последующий период (60-70-е гг.). [3]
Становление криминалистики в этот период тесно связано с формированием экспертно-криминалистических учреждений. Уже в 1919 г. при Центророзыске создается кабинет судебной экспертизы, который возглавил П.С. Семеновский. В 1922 г. кабинет был преобразован в НТО Управления уголовного розыска РСФСР. Одновременно в Петрограде был создан Научно-технический кабинет при подотделе уголовного розыска. В этот же период появляются и специальные экспертные учреждения, которые образовались на базе ранее действовавших на Украине кабинетов научно-судебной экспертизы. В конце 1925 г. кабинеты в Киеве, Харькове и Одессе были преобразованы в институты научно-судебной экспертизы. В 1929 г. был создан Научно-исследовательский институт криминалистики и судебной экспертизы в Белоруссии (Минск). В РСФСР до середины 30-х годов криминалистическая служба действовала лишь в органах милиции. Во второй половине 30-х годов криминалистические лаборатории создаются в Институте уголовной политики при Прокуратуре СССР, Верховном суде СССР и Наркомате юстиции РСФСР, а также при Московском, Ленинградском, Свердловском, Саратовском, Казанском и других юридических вузах, а в 1940 г. - в Ташкентском юридическом институте.
В 1948-51 гг. были созданы научно-исследовательские криминалистические лаборатории Министерства юстиции СССР в Ленинграде, Ростове-на-Дону, Хабаровске, Саратове, Свердловске, Новосибирске, Минске. В 1962 г. на базе Центральной криминалистической лаборатории и Московской областной НИКЛ открылся Центральный НИИ судебных экспертиз. В феврале 1949 г. был учрежден ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР, который обобщал следственную и экспертную практику, занимался совершенствованием научно-технических средств и методов борьбы с преступностью. В 1963 г. его переориентировали на изучение причин и разработку мер предупреждения преступности, а в 1989 г. на решение проблем укрепления законности и правопорядка. Дальнейшее развитие получили экспертные криминалистические учреждения в системе МВД.
Указанные лаборатории сыграли свою роль в развитии криминалистики. Сотрудники лабораторий институтов занимались производством криминалистических экспертиз для органов прокуратуры, суда, арбитража (главным образом исследованием документов), а также вели большую научно-исследовательскую работу, опираясь на данные экспертной практики. Накопленный эмпирический материал давал возможность для серьезных научных исследований важнейших проблем криминалистики, главным образом криминалистической техники. [3]

2.2 Криминалистика и криминалистические учреждения Белоруссии в советский период

История белорусской криминалистики связана прежде всего с развитием организационных форм следственной деятельности.
В Беларуси в 1917—1918 гг. действовало законодательство РСФСР. После образования БССР вплоть до 1921 г. законодательство РСФСР о судопроизводстве распространялось без изменений вследствие того, что большая часть территории республики в этот период была оккупирована, и законодательная деятельность в БССР была затруднена.
30 декабря 1917 г, при Комиссариате юстиции Западной области было образовано Центральное бюро революционных трибуналов и следственных комиссий. Расследование преступлений с самого начала имело две процессуальные формы: предварительное следствие, осуществляемое следственными комиссиями или единолично народным судьей, и дознание, производимое аппаратами уголовного розыска, входившими в состав милиции. Используя законодательный опыт РСФСР, теоретические разработки и практические рекомендации, содержащиеся в опубликованных работах криминалистов, судебных медиков и других специалистов, судебно-следственные органы БССР разработали методические указания об использовании научных данных в борьбе с преступностью применительно к специфическим условиям республики. [2]
26 июня 1922 г. III сессия ЦИК Белорусской ССР принимает без значительных изменений УПК РСФСР 1922 г. и распространяет его действие на всю территорию республики. Уголовно-процессуальный кодекс подробно регламентировал деятельность следователя при расследовании преступлений. Дальнейшее совершенствование уголовно-процессуального законодательства создало правовую основу использования научно-технических средств в борьбе с преступностью.
Для успешной борьбы с преступностью при окружных аппаратах уголовного розыска и Главном управлении милиции (ГУМ) Беларуси в начале 20-х годов были организованы регистрационно-дактилоскопические бюро, где с пальцев рук преступников снимались отпечатки в трех экземплярах, из которых один помещался в местную картотеку, второй направлялся в республиканское регистрационное бюро, а третий — в центральное регистрационное бюро ГУМ НКВД РСФСР. Штат регистрационно-дактилоскопического бюро состоял из заведующего регистрационным бюро, дактилоскописта и фотографа. В регистрационном бюро осуществлялись регистрация преступников по дактилоскопической системе, дактилоскопия скрывающихся под чужими именами, фотографирование, концентрация материалов на разыскиваемых и осужденных лиц, а также освобожденных из мест заключения по отбытии срока наказания. 
Впервые в республике организовалось производство судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы. В 1921 г. в структуре Наркомата здравоохранения был создан отдел судебной экспертизы. Тогда же начало функционировать судебно-медицинское отделение Центральной химико-бактериологической станции Наркомздрава БССР, в задачу которого входило производство судебно-химических исследований.
В 1929—1930 гг. во время преобразования медицинского факультета университета в медицинский институт стала функционировать самостоятельная кафедра судебной медицины, которую создал и возглавлял многие годы крупный ученый судебный медик и криминалист доктор медицинских наук профессор В. Ф. Черваков.
После организации судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз в республике создается судебно-бухгалтерская экспертиза. Ее производство возлагается на Наркомат Рабоче-крестьянской инспекции БССР. Таким образом, уже в 20-е годы законодательно и организационно оформилось производство судебных экспертиз. 
Совет Народных Комиссаров БССР 16 августа 1929 г. выносит постановление о создании в республике Института научной судебной экспертизы Наркомата юстиции БССР. В задачи института входило производство всех видов экспертиз и исследований вещественных доказательств и живых лиц, проведение научно-исследовательских работ по вопросам уголовной техники и методики расследования преступлений по предложениям органов суда, прокуратуры, следствия, ГПУ, дознания. Институт научной судебной экспертизы являлся центральным учреждением по исследованию вещественных доказательств и проведению других судебных экспертиз на территории БССР.
Параллельно шло развитие экспертно-криминалистических учреждений системы НКВД — МВД. В 1931 г. при УМ НКВД БССР было организовано научно-техническое отделение в составе начальника НТО, экспертов, фотографов и проводников служебно-розыскных собак. Сотрудники НТО главным образом оказывали следователям помощь в осмотре мест преступлений, проводили графические, технические и химические экспертизы, обучали оперативных сотрудников милиции использованию научно-технических методов в борьбе с преступностью. В этом же году была создана Центральная судебно-медицинская лаборатория Наркомата здравоохранения БССР, куда было передано производство судебно-медицинских и биологических экспертиз. [6]
Постановлением СНК БССР от 3 февраля 1932 г. Институт научной судебной экспертизы был переименован в Белорусский государственный институт криминологии, криминалистики и судебной экспертизы при Наркомате юстиции БССР. Научные исследования в области криминологии в БССР начали проводиться с момента создания 30 октября 1926 г. Белорусского кабинета по изучению преступника и преступности на факультете права и хозяйства Белорусского государственного университета. При Кабинете был создан совет, в состав которого вошли представители наркомата юстиции, здравоохранения, внутренних дел. просвещения, а также другие лица, сотрудничество с которыми было необходимо для успешной работы.
В структуре Кабинета было создано две секции: криминальной социологии, а также криминальной психологии и психиатрии. Кроме того, предполагалось создание еще двух секций: пенитенциарной и криминалистической.
Вопросами криминологии Институт судебной научно-исследовательской экспертизы занимался «продолжительное время, так как был преобразован в Белорусский государственный научно-исследовательский институт криминалистики и судебной экспертизы при НКЮ БССР. В структуру института были включены отдел экспертизы документов (исследование почерка и технико-криминалистические исследования документов); кабинет судебной баллистики и лаборатория судебной фотографии (судебно-баллистические, трасологические и фотографические исследования); лаборатория судебной химии, лаборатория судебной биологии и судебной ботаники (судебно-биологические исследования); научная библиотека: реферативное бюро и научно-показательный музей. Значительную помощь в становлении оказывали экспертные учреждения Москвы, Харькова, Киева и такие известные ученые-криминалисты, как С. М. Потапов, С. П. Митричев и др.
В 1932 г. были изданы «Труды Белорусского научно-исследовательского института криминалистики и судебной экспертизы». [2]
Опыт работы института по исследованию огнестрельного оружия, боеприпасов, следов выстрела и огнестрельных повреждений был обобщен профессором В. Ф. Черваковым в «Судебной баллистике», служившей долгие годы пособием для следователей, судей и экспертов. Кроме того, в институте были проведены научные исследования по трассологии, судебной биологии, судебной химии и другим направлениям. В 1936 г. вышел «Систематический библиографический указатель по судебной медицине и научным областям», положивший начало всей библиографии криминалистической и судебно-медицинской литературы. Определенная робота проводилась научными сотрудниками по разработке специального оборудования для производства криминалистических экспертиз — сравнительного микроскопа, установки для фотографирования развертки пуль, пулеулавливателя и других приспособлений. Дальнейшее развитие криминалистики как науки, а также структуры экспертных учреждений было прервано Великой Отечественной войной.
Послевоенное восстановление учреждений судебной экспертизы неразрывно связано с деятельностью высших учебных заведений Минского и Витебского медицинских институтов, а также Минского юридического института. Их материально-технические базы стали первоначальной основой, на которой возрождались экспертные учреждения республики. Первыми восстановили свою деятельность в 1944 г. областные бюро судебно-медицинской экспертизы. В 1947 г. на базе Минского юридического института была организована криминалистическая лаборатория судебной экспертизы, которая рассматривалась как первый этап на пути восстановления научно-исследовательского института криминалистики и судебной экспертизы. В лаборатории выполнялись судебно-почерковедческие и технико-криминалистические исследования документов, трасологические, судебно-баллистические и другие экспертизы.
Послевоенная история экспертно-криминалистической службы органов внутренних дел также начинается сразу после освобождения Беларуси от фашистских захватчиков. С 1944 г. оперативная обстановка в Беларуси была очень сложной, особенно в западных областях, где действовали банды. Принимается решение о создании при управлении милиции Гродненской области научно-технической группы, переименованной затем (как и в других областях республики) в научно-техническое отделение, а при МВД — научно-технического отдела. Сотрудниками этих экспертных служб проводились практически все виды криминалистического исследования вещественных доказательств — графические, дактилоскопические, трасологические, баллистические, экспертизы холодного оружия, технического исследования документов, идентификации личности по методу словесного портрета. Были созданы картотеки следов рук, изъятых с мест происшествий, и коллекция стреляных пуль и гильз, изымаемых с мест нераскрытых преступлений.
Научно-технические аппараты органов милиции интенсивно стали вооружаться техническими средствами. В НТО МВД были организованы и хорошо оснащены химическая, судебно-медицинская, криминалистическая и судебно-фотографическая лаборатории. С улучшением качественного состава экспертно-криминалистической службы и повышением ее технической оснащенности появилась реальная возможность более существенной помощи оперативным и следственным аппаратам в борьбе с преступностью.
По распоряжению Совета Министров БССР от 30 декабря 1950 г. создается Научно-исследовательская криминалистическая лаборатория в системе Министерства юстиции БССР. [6]
18 ноября 1958 г. на базе Минской научно-исследовательской криминалистической лаборатории был организован Научно-исследовательский институт судебной экспертизы (НИИСЭ) Министерства юстиции БССР. Основной его задачей было квалифицированное производство судебных экспертиз и проведение научно-исследовательской работы в области судебной экспертизы. Научные исследования НИИСЭ проводились по самым различным направлениям — в области теории криминалистических идентификационных экспертиз, моделирования, теории и практики повторных и комплексных экспертиз, экспертной инициативы, этики судебной экспертизы и так далее. Среди научных сотрудников института наибольший вклад в развитие криминалистики и судебной экспертизы внесли доктор юридических наук И. Д. Кучеров, кандидаты юридических наук Н, А. Новоселова, А. А. Куприянова, С. М. Кульчицкий, Г. В. Михайленко, эксперты Э. П. Леневский, В. С. Семенов, С. Г. Михайленко и др.
Становление и развитие судебной экспертизы требовали постоянного совершенствования структуры и направлений производства научных исследований. Это предопределило преобразование НИИСЭ в Научно-исследовательский институт проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы Министерства юстиции БССР (Постановление Совета Министров БССР от 20 марта 1990 г.). Таким образом, постепенно завершился процесс по созданию единого научного центра по проблемам борьбы с преступностью в республике,
Совершенствовалась и система экспертных учреждений МВД. В ОТУ МВД создаются химическая, пищевая, биологическая, ядерно-физическая и пожарно-техническая лаборатории. В 1981 г. вместо прежних оперативно-технических подразделений были созданы: в МВД — экспертно-криминалистическое управление, а в областях — экспертно-криминалистические отделы. Создание ЭКУ открыло перспективу для более активного новейших достижений науки и техники. [2]
Интенсивно внедряются ЭВМ для автоматизации коллекций следов рук, обуви, орудий взлома, транспорта и других объектов. С помощью ЭВМ разработаны новые программы по составлению субъективного портрета. В экспертно-криминалистических подразделениях создаются видеотеки. Обостряется борьба с преступностью, а следовательно, усложняется методика исследований вещественных доказательств.
В издательствах Беларуси «Вышэйшая школа» и «Университетское» выходит ряд монографий по криминалистике белорусских авторов, оказавших заметное влияние на последующее развитие криминалистики. Среди этих изданий «Права и обязанности участников судебной экспертизы» (1962), «Судебная психология» (1970, 1975), «Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами» (1985) А. В. Дулова, «Соотношение тождества и различия» (1968) И. Д. Кучерова, «НОТ следователя» (1970), «Допрос в советском уголовном процессе и криминалистике» (1968, 1973, 1978) Н. И. Порубова, «Основы криминалистической техники» (1981) Г. И. Грамовича, «Опознание в судопроизводстве» (1975, 1978) Н. Н. Гапановича, «Криминалистическая эвристика» (1994) Г. А. Зорина. В республике изданы два выпуска сборников «Вопросы судебной психологии» под редакцией А. В. Дулова (1970); «Упражнения по криминалистической технике» В. П. Томилиной (1974); альбомы схем по криминалистике (1974, 1977, 1988) и криминалистические практикумы (1980, 1988) Н. И. Порубова. НИИ проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы регулярно издает труды «Вопросы криминалистики и судебной экспертизы». Сотрудниками института совместно с ЭКУ МВД подготовлены и опубликованы монография «Назначение и производство судебных экспертиз» (1994), пособие для следователей «Тактика осмотра места происшествия по делам о насильственной смерти» (1995).
Активная научная работа в области кримина¬листики и судебной экспертизы проводится на юридическом факультете Белорусского государственного университета. В 1972 г. была создана самостоятельная кафедра криминалистики, которую возглавил доктор юридических наук профессор А. В. Дулов. Наибольший вклад в развитие криминалистики и судебной экспертизы внесли доценты Н. Н. Гапанович, А. И. Костров, И. А. Матусевич, В. П. Томилина, Г. А. Шумак.
В 1976 г. была организована кафедра криминалистики в Минской высшей школе МВД, которую возглавил доктор юридических наук, профессор Н. И. Порубов. Активную исследовательскую работу здесь проводили профессора Г. И. Грамович, Н. И. Николайчик, В. К. Стешиц, доценты В. И. Янушко, В. Н. Сидорик, кандидаты юридических наук П. Н. Сидорик, Е. Н. Котов, А. В. Авсюк. 
На юридическом факультете Гродненского государственного университета создана кафедра уголовного права, процесса и криминалистики, где под руководством профессора Г. А. Зорина проводится большая научно-исследовательская работа в области криминалистической тактики. [6]
При НИИПКК и СЭ и Академии МВД созданы советы по защите докторских диссертаций, а на юридическом факультете Гродненского университета — по защите кандидатских диссертаций, выполняемых по криминалистике. Здесь защитили докторские диссертации М. И. Пастухов и В. П. Шиенок, кандидатские диссертации В. Б. Шабанов и В. И. Левонец.
ГЛАВА 3
КРИМИНАЛИСТИКА И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ РОССИИ И БЕЛОРУССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Распад Советского Союза не мог пройти бесследно для криминалистики: содружество криминалистов также распалось, научные связи криминалистов бывших союзных республик в последние годы были сведены к минимуму. Однако главная задача криминалистики - помогать своими научными разработками правоохранительным органам в борьбе с преступностью - осталась. Естественно, решая эту задачу, криминалисты стран бывшего Советского Союза идут своими путями, с учетом политических, культурных и других особенностей каждой страны. Тем не менее, единство общей задачи, очевидно, предполагает, что частные задачи науки криминалистики в каждой стране также являются сходными, и решать их надо такими же или сходными методами, при помощи аналогичных средств. Поэтому так важен обмен опытом между криминалистами, а основные проблемы, стоящие перед современной криминалистикой, должны представлять определенный интерес также и для криминалистов сопредельных стран.
Одной из основных проблем науки криминалистики является определение ее понятия. Подавляющее большинство российских криминалистов считает, что наиболее удачным является определение, предложенное в свое время профессором Р.С. Белкиным: криминалистика - это наука о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений. [4]
Переход от тоталитарного государства к демократическому и связанные с этим перемены во всех сферах общественной жизни, в том числе в судебной системе, привели к резкому повышению роли и значения адвокатуры. Наиболее заметно возросла роль адвокатуры в процессе осуществления защиты по уголовным делам. Появилась особая учебная дисциплина - теория профессиональной защиты по уголовным делам, и, естественно, возникла проблема определения места этой дисциплины в системе учебных курсов. Некоторые авторы рассматривают теорию профессиональной защиты как часть криминалистики и считают, что дальнейшее развитие этой теории должно осуществляться в рамках криминалистики.
Один из активных сторонников данной концепции профессор О.Я. Баев пишет: "Криминалистика есть наука о закономерностях возникновения, собирания, исследования, использования и оценки информации, связанной с совершением преступлений, их расследованием и рассмотрением уголовных дел в суде, а также основанных на познании этих закономерностей средствах и способах информационно-познавательной деятельности органа дознания, следователя, эксперта, прокурора и адвоката - каждым в соответствии со своей уголовно-процессуальной функцией и полномочиями.
На первый взгляд, это определение очень близко к определению Р.С. Белкина. Только вместо слов "собирание, исследование, оценка и использование доказательств" здесь говорится о собирании, исследовании, оценке и использования информации, вместо слов "судебное исследование и предотвращение преступлений" - о познавательной деятельности, а к числу субъектов такой деятельности, наряду с органом дознания, следователем и прокурором, отнесен еще и адвокат.
Такие, казалось бы, незначительные изменения коренным образом меняют смысл определения. Получается, что защитник в уголовном процессе играет ту же роль, что и следователь, и представитель государственного обвинения. [3]
Совершенно очевидно, что теория профессиональной защиты, будучи частью теории адвокатской деятельности, не входит и не должна входить в предмет науки криминалистики - она должна быть самостоятельной наукой и учебной дисциплиной. В науке и учебном курсе криминалистики могут рассматриваться вопросы взаимодействия следователя с защитником; естественно, речь здесь должна идти о взаимодействии в самом широком смысле, т.е. в первую очередь о преодолении следователем противодействия со стороны защитника.
Методика расследования отдельных видов и групп преступлений, сложившаяся к середине прошлого века, в свое время вполне соответствовала требованиям науки и практики. Однако, уже в 70-х гг. многие видные криминалисты стали ее критиковать. Дело в том, что в криминалистике появились новые направления, новые частные научные теории, которые "не вписывались" ни в один из существовавших разделов традиционной структуры. Такие частные теории, как криминалистические версии и планирование расследования, взаимодействие следователя с оперативно-розыскными аппаратами и другими службами органов внутренних дел, использование помощи населения в раскрытии и расследовании преступлений, розыскная и профилактическая работа следователя и ряд других, явно не относятся ни к криминалистической технике, ни к тактике отдельных следственных действий, ни к криминалистической методике. [11]
О том, что прежняя система исчерпала свой потенциал и требовала срочного изменения, свидетельствует, в частности, такой факт. В последние годы в учебниках криминалистики появились главы, посвященные использованию электронно-вычислительной техники в раскрытии и расследовании преступлений. Эти главы также начали включать в раздел криминалистической техники. Компьютер, таким образом, превратился в средство криминалистической техники.
Как следствие такого подхода вся система криминалистики в значительной степени утратила логическую стройность и упорядоченность. Что же касается раздела криминалистической тактики, то в нем накопилось столько самого разнообразного материала, что в ряде случаев стало просто непонятно, о чем же идет речь в данном разделе.
Стремясь найти выход из создавшегося положения, некоторые ведущие криминалисты еще много лет назад предлагали объединить названные выше частные криминалистические теории (применительно к учебным курсам - темы) в отдельный самостоятельный раздел. Эту идею удалось реализовать в 1993 г., когда в Омске был издан учебник криминалистики, предназначенный для работников уголовного розыска. Поскольку частные теории, входящие в новый раздел, направлены, главным образом, на совершенствование организации расследования, данный раздел закономерно получил название "Организация раскрытия и расследования преступлений". [1]
Таким образом, в результате сравнительно небольшой перестройки, никоим образом не затрагивающей концептуальные основы криминалистики, учебный курс приобрел необходимую стройность. Во всех разделах криминалистики в первом подразделе рассматриваются общие вопросы данного раздела, а затем следуют подразделы, раскрывающие его содержание. При этом традиционная система в основном сохраняется, а из теоретического багажа науки не теряется ничего. Из криминалистической техники в новый раздел переходит подраздел "Криминалистическая регистрация", а из криминалистической тактики - все, что не относится к следственным действиям. Теперь появилась возможность сформулировать четкое определение понятия криминалистической тактики. Это - система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по проведению отдельных следственных и судебных действий (в учебниках в разделе тактики речь идет только о следственных действиях).
В конце 60-х гг. в криминалистике появилось новое для того времени понятие - криминалистическая характеристика преступлений. Таким образом, криминалистическая характеристика - это категория, связанная преимущественно с конкретными видами преступлений.
Наиболее удачным представляется такое определение типовой криминалистической характеристики: это - система данных о криминалистически значимых признаках преступлений конкретного вида или группы, отражающих закономерные связи между этими признаками и служащих построению типовых версий, которые берутся за основу при планировании расследования преступлений данного вида или группы. [8]
К числу наиболее значимых в криминалистическом отношении особенностей преступлений конкретного вида или группы (элементов или компонентов криминалистических характеристик) относятся:
1. Непосредственный предмет преступного посягательства;
2. Способ совершения и сокрытия преступления;
3. Обстоятельства, при которых готовилось и было совершено преступление (время, место, условия охраны объекта и т.д.);
4. Особенности оставляемых преступниками следов (механизм следообразования в широком смысле);
5. Личность потерпевшего;
6. Личность преступника.
Компоненту (элементы) криминалистических характеристик неразрывно связаны между собой и взаимозависимы. Поэтому, зная, например, способ совершения преступления, обстоятельства, при которых оно было совершено, следы, которые были оставлены преступниками, кто является потерпевшим, можно с очень большой степенью вероятности определить неизвестный элемент - личность преступника.
Правда, надежды многих ученых-криминалистов, которые считали, что разработка криминалистических характеристик, типичных следственных ситуаций и связанных с ними программ (алгоритмов) действий следователя позволит без особого труда раскрывать самые сложные преступления, оправдались далеко не в полной мере. Как показала практика, типовая криминалистическая характеристика вида или группы преступлений, разработанная без учета специфических особенностей конкретного, достаточно узкого региона, существенного практического значения не имеет. Кроме того, применительно даже к одному региону эти особенности очень быстро изменяются в связи с изменениями в экономике, законодательстве, политике и т.д.; появляются новые виды преступлений, новые способы их совершения и сокрытия, изменяется контингент преступников. Следовательно, типовые криминалистические характеристики, чтобы иметь практическую значимость, должны быть строго конкретными не только по месту, но и по времени - уже через год-два они могут оказаться устаревшими.
Отсюда следует вывод: типовые криминалистические характеристики видов и групп преступлений, разработанные без учета указанной выше специфики, следует рассматривать лишь как теоретическую базу для создания на их основе видовых и групповых криминалистических характеристик преступлений для определенного региона и на определенный (весьма непродолжительный) период.
Ограниченные возможности непосредственного практического использования типовых криминалистических характеристик привели проф. Р.С. Белкина к ошибочному, по нашему мнению, выводу о том, что криминалистическая характеристика преступлений "…изжила себя и из реальности, которой она представлялась все эти годы, превратилась в иллюзию, в криминалистический фантом". [3]
Это мнение не встретило поддержки в криминалистической литературе. Нам неизвестны высказывания российских авторов, которые согласились бы с выводом Р.С. Белкина. Напротив, все, кто участвовал в дискуссии по данному вопросу, отмечали практическую значимость данной научной категории.
Надо отметить, что в этом отношении зарубежные криминалисты солидарны с российскими. "Именно криминалистическая характеристика преступлений, - пишут проф. В.Э. Курапка, проф. Г. Малевски и доктор права С. Матулене, - является основным элементом методики расследования каждого вида преступления. Только хорошо понимая ее суть и систему, можно эффективно, оперативно и целенаправленно расследовать конкретное преступление, ибо в противном случае эта деятельность будет не спланированным, основанным на научных рекомендациях расследованием, а конгломератом хаотичных, невзаимосвязанных действий, которые преследуют очень туманно представляемую цель". И далее: "Без криминалистической характеристики невозможно даже приступить к разработке методик расследования преступлений, поскольку это делается на основании анализа наиболее типичных признаков преступлений". [4]
Выше шла речь о теоретических проблемах современной криминалистики. Однако было бы совершенно неправильно думать, что криминалисты заняты только или главным образом обсуждением теоретических вопросов. Наряду с этим ведется постоянная целенаправленная деятельность по созданию новых технико-криминалистических средств, разработке наиболее эффективных тактико-криминалистических приемов и методов, совершенствованию организации раскрытия и расследования преступлений, созданию новых и оптимизации имеющихся методик расследования преступлений отдельных видов и групп.
Назовем лишь некоторые из направлений деятельности российских криминалистов тех, в которых достигнуты наиболее заметные практические результаты.
Долгие годы велись научные споры о принципиальной возможности использования в процессе доказывания полиграфа. Окончательно этот вопрос не решен и в настоящее время. Однако здесь произошли серьезные сдвиги. На практике при расследовании по уголовным делам все чаще назначаются и проводятся особого рода экспертизы - психофизиологические. Уже принято решение о необходимости подготовки судебных экспертов по проведению исследований психофизиологии человека с использованием полиграфа [8]. Нет сомнений, что в близком будущем такие экспертизы станут повседневным явлением в практике правоохранительных органов.
Аналогичное решение наметилось и в отношении другой спорной проблемы - использования в доказывании результатов применения служебно-розыскных собак (согласно современной терминологии - ольфакторном исследовании пахучих следов человека).
Результаты экспертиз запаховых следов человека, выполняемых в Экспертно - криминалистическом центре МВД России, уже более десяти лет используются в судах наравне с другими доказательствами. В настоящее время судебные исследования пахучих следов проводятся и в ряде других экспертно-криминалистических подразделений МВД РФ.
Важно подчеркнуть, что экспертиза запаховых следов человека имеет мало общего с так называемой "кинологической выборкой". Хотя в обоих случаях используется биодетектор - собака, методика проведения экспертиз совершенно другая. При проведении ольфакторной экспертизы решающее значение имеет не инструмент (сигнальное поведение собак), а методическое обеспечение адекватности его применения, специальные познания экспертов не только в области кинологии, но и вопросах судебной экспертизы вещественных доказательств. Как пишет В.И. Старовойтов, "в экспертном исследовании запаховых следов собаки привлекаются к детекции - узнаванию задаваемых к поиску запахов, но только специалисты на основании наблюдений, воспроизведения получаемых данных, процедуры анализа и системы перепроверки сигнального поведения собак осуществляют, в конечном счете, выбор объекта-носителя выявляемого запахового признака". [7]
Очевидно, экспертизы запаховых следов человека также в скором времени станут одним из средств доказывания в уголовном процессе.
Серьезные работы ведутся в области криминалистической тактики. Наряду с дальнейшим совершенствованием тактических приемов проведения традиционных следственных действий - следственного осмотра, допроса, предъявления для опознания, обыска и выемки - в последнее время опубликован целый ряд работ, посвященных проведению новых и недостаточно изученных следственных действий - проверке показаний на месте, получению образцов для сравнительного исследования, прослушиванию и записи переговоров, эксгумации. Перечисление этих работ (даже отдельных изданий, не говоря уже о статьях) заняло бы слишком много места.
Особо следует сказать о криминалистической методике. Этот раздел в последние годы развивается наиболее активно. Практически по всем частным методикам имеются серьезные работы (монографии, учебные пособия), которые практические работники могут использовать при расследовании соответствующих преступлений. Достаточно привести только один пример. Лишь совсем недавно правоохранительные органы столкнулись с необходимостью расследования так называемых компьютерных преступлений, а к настоящему моменту издано уже более десяти работ, посвященных этой методике. Изданы пособия по методикам расследования таких новых и относительно редких преступлений, как мошенничество в сфере оборота жилища, преступные нарушения авторских и смежных прав, укрытие валютной выручки за рубежом и т.д.
Криминалисты Беларуси — ученые и практики — на межведомственном уровне, при взаимном сотрудничестве с коллегами стран Содружества и дальнего зарубежья продолжают развивать криминалистическую науку, совершенствовать технические средства, методы борьбы с преступностью. 
В настоящее время экспертную службу в МВД возглавляет Экспертно-криминалистический отдел, в составе которого два управления — организационно-методическое и экспертных исследований. В УВД областей и г. Минска созданы криминалистические отделы, а в ГО — РОВД-отделения. Сегодня экспертно-криминалистическая служба МВД— мощное, теоретически вооружен¬ное подразделение, способное проводить разнообразные по сложности и масштабу экспертные ис¬следования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Криминалистика прошла длительный путь развития в разные периоды истории.
В развитии криминалистики России и Белоруссии различаются три этапа: этап ее становления и накопления эмпирического материала (конец XIX в. - 1930-е годы), этап формирования частных криминалистических теорий (конец 1930-х - конец 1960-х годов) и, наконец, с конца 1960-х годов - этап формирования обшей теории криминалистики и дальнейшего развития ее частных теорий. В дореволюционный период ученые начинают уделять больше внимания расследованию преступления и личности преступника. Пишутся первые труды по криминалистике. В силу своей специфической природы криминалистика в советский период менее других общественных наук была идеологизирована и легко освободилась от редких "родимых пятен" классового подхода. Криминалистика России и Белоруссии обладает значительным научным потенциалом, развитой теорией и обширным арсеналом средств, методов и рекомендаций практике. Она включает четыре раздела: общую теорию криминалистики, криминалистическую технику, криминалистическую тактику и криминалистическую методику (или методику расследования и предотвращения отдельных видов преступлений). Каждый из этих разделов состоит из ряда подразделов или отраслей.
Распад Советского Союза не мог пройти бесследно для криминалистики: содружество криминалистов распалось, научные связи криминалистов бывших союзных республик в последние годы были сведены к минимуму. Однако главная задача криминалистики - помогать своими научными разработками правоохранительным органам в борьбе с преступностью - осталась. Естественно, решая эту задачу, криминалисты России и Белоруссии идут своими путями, с учетом политических, культурных и других особенностей каждой страны. Тем не менее, единство общей задачи, очевидно, предполагает, что частные задачи науки криминалистики в каждой стране также являются сходными, и решать их надо такими же или сходными методами, при помощи аналогичных средств. Поэтому так важен обмен опытом между криминалистами, а основные проблемы, стоящие перед современной криминалистикой, должны представлять определенный интерес также и для криминалистов сопредельных стран.
Следует сделать вывод: криминалистика - динамично развивающаяся наука, ее общественная значимость возрастает в связи с растущей актуальностью проблемы повышения эффективности борьбы с преступностью.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Р.С. Белкина. - М.: Издательство НОРМА, 2001.
2. Андреев И.С., Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика: Учеб. пособие / Под ред. Н.И. Порубова. – Мн.: Выш. шк., 1997. 
3. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М., 2007.
4. Белкин Р.С., Винберг А.И. История советской криминалистики. М., 1982.
5. Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. Изд.2-е, испр. и доп. / Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.П. Ищенко. М., "Инфра-М", 2005.
6. Костров А.И., Печерский В.В., Страхов А.В. Криминалистика Ч.1-Мн.: МИУ., 2006
7. Криминалистика: учеб. для вузов/ под ред.Р.С. Белкина-М.: НОРМА-ИНФРА., 1990.
8. Криминалистика: Учеб. / Под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархопуло. СПб., 2005.
9.Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред.А. А. Хмырова, В.Д. Зеленского. Краснодар, 1998.
10. Крылов И.Ф. В мире криминалистики. Л., 1980;
11. Яблоков Н.П. Криминалистика: учеб. для вузов/Н.П. Яблоков. М., 2007.


Обсудить на форуме

Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Регистрация

Реклама

Последние комментарии